Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!


В первый день лета прямо над нашим домом парили три летающих крыла. Два алых и один серо-зеленый. В чистом, уже вечереющем небе, они кружили, плавали, ныряли, как в голубом и глубоком море.

Представления: 1733

Ответы на эту тему форума

***

 На одной из новогодних вечеринок меня познакомили с семьей Майкла и Сьюзи. Точнее, сама вечеринка проходила в их доме.

Кстати, эти американские пати - сущая беда для русского человека. Сначала все пьют. Пьют все, что стоит на столиках: от пива, до водки и виски. Бродят по дому парочками, группами, разговаривают о чем-то своем. Все выглядит чинно, пристойно, прямо-таки гламурный салон или клуб по интересам.  Так продолжается часа полтора-два. А уже потом можно садиться за накрытый стол и полностью посвятить себя обильной еде. Как же это не по-нашему! Просто беда. Мы же привыкли к ритму выпил - закусил, выпил - закусил... Два часа потребления алкоголя, даже пива, которое я выбрала - тяжелое испытание. А вот за столом уже никто не пьет, хотя именно около нас с Димой гостеприимная Сьюзи поставила литровую бутылку водки и две огромные (для добавки) индюшачьи ноги. Но до шикарно пахнущих, запеченных в духовке ног индюшки, мы даже не дотронулись, до водки - тем более. Минут за пятнадцать я наелась так, что врагу не пожелаешь.  Нет, лучше уж праздновать в нашем, привычном, ритме "выпил - закусил". 

Кто-то из гостей поинтересовался у меня, сколько времени русские проводят за праздничным столом. Не задумываясь над последствиями, честно призналась, что часов пять-шесть. Гости даже есть перестали, уставились в удивлении на меня.

- А что же вы делаете столько часов? - спросил кто-то.

Я даже растерялась поначалу. Действительно, а чем же мы заняты в застолье? Ответила как-то нелепо:

- Поем песни, танцуем...

Американцы сразу успокоились: ну, понятно, чего от них, диких, еще ждать: поют свои этнические песни, танцуют ритуальные танцы и в бубны стучат...

Потом самой смешно стало. Ну, да, бывает, что и поем, и танцуем. На самом деле мы по большей части разговариваем, общаемся! Разве не так? Нам всегда было и есть интересно общаться с собеседниками, обсуждать семейные и, конечно, политические события. Мы рассказываем, перебивая друг друга, смешные истории. Впрочем, разве перечислишь все темы русского застольного общения... В русском застолье решаются все проблемы, вплоть до мировых.

 Незатейливый, но очень просторный дом Сьюзи и Майкла стоял метрах в двухстах от океана, Тихого океана. И, конечно, первым делом, я сразу после представления меня хозяевам,  пошла на открытую террасу... Какая красота открылась моим глазам - невозможно описать! Сразу под террасой склон полого уходил вниз, смешивался с кустарником, деревьями и сливался с песчаным пляжем.  Пусть холодный, но все же такой вкусный, морской ветер легко долетал до нас, неся с собой живые, ни на что не похожие запахи Великого океана. Ко мне подошла Сьюзи (разговор, разумеется, шел по английски):

- Нравится?, - спросила она.

-  Как красиво! У меня слов не хватает, английских слов, - ответила я. Потом спросила:

- А как  получилось, что вы с Майклом живете именно здесь? Откуда этот дом, может в наследство получили?

И услышала историю возникновения дома на берегу. Сьюзи рассказывала вдохновенно, забыв о том, что я вряд ли понимаю даже половину из того, что она говорит. Потом многие детали узнала от Димы. Так сложилась вся картинка...

Пару лет назад они с мужем купили этот участок, и Майкл сам, с помощью только двух нанятых рабочих, строил свой дом с нуля, то бишь, с фундамента. Еще только зайдя в дом, я заметила, что он все еще находится в стадии строительства, что дом не закончен. Спросила об этом хозяйку. Она подтвердила, что Майкл все еще каждые выходные и все свои отпуска занимается только устройством и расширением дома.

- Сначала домик наш был маленький, - добавила Сьюзи. - Но как-то быстро подросли дети, приехала племянница, поступила здесь, в Сан-Диего, в университет. И мы почувствовали, что стало тесновато, что не хватает места даже нашей собаке. А она, сама видишь, огромная... 

Да, я заметила огромную, ласковую собаку - ротвейлера Терри. Она весело носилась между гостями, выпрашивала (и получала) кусочки, никто ее не боялся, а самой собаке даже, наверное, и в голову не приходили агрессивные мысли: общая дружелюбная атмосфера дома, семьи воспитывает любую собаку (по своей знаю) куда как лучше любого профессионального кинолога.

 И все же я опять стала выспрашивать Сьюзи о доме. Оказалось, что основная работа Майкла - это автомастерская по ремонту и покраске автомобилей. Сьюзи помогает ему в офисе, но основное ее занятие - домашние дела, магазины, дети, сам Майкл.

- Сколько может стоить твой дом сейчас? - не удержалась я от совкового вопроса. Но американцы как раз любят беседовать на темы цен и стоимости.

- Примерно, два миллиона. Но ведь мы строим дом навсегда, насовсем, понимаешь? Как птицы гнездо, - и она стала руками, чтобы мне было понятнее, показывать птиц, само гнездо и всю семью от взрослых до детей. - Майкл очень устает, очень-очень. Сейчас мы не можем позволить себе второго работника, поэтому у него только один помощник. А основную работу не бросишь... Вот так и живем: днем с 8 утра до 5 вечера - на работе, а после работы строим дом, свой дом и для себя.

...Через месяц я снова была в гостеприимном доме на (почти на) берегу океана. Пока ждали Майкла с работы, учила Сьюзи лепить хинкали. Налепили целую гору! Моя русская привычка - готовить много, сработала и в этот раз. Приехал Майкл. Он сидел за столом только из вежливости: глаза его закрывались, было видно, что хочет человек только одного: спать, спать и как можно скорее...

В эту прекрасную семью я влюбилась сразу, с первой минуты знакомства, с первой искренней улыбки. Потом уже узнала, что у Сьюзи - славянские корни, что ее бабушка - чешка. А Майкл... Ну, сами понимаете, какое громадное уважение я почувствовала к этому человеку, который практически в одиночку построил очень большой (по моим представлениям) дом у океана, построил с любовью и полной отдачей себя... 

Когда после хинкального ужина я прощалась с хозяйкой, успела напоследок спросить:

- Сьюзи, а во сколько часов обычно Майкл ложится спать?

- В семь вечера, в восемь, - ответила она.

Остальные мои вопросы как-то сразу улетучились... 

Первое время никак не могла понять - каким же бизнесом занимается Дима. На мои вопросы отвечал, примерно так: работаю в фирме по продаже водоочистительных фильтров... Про промышленные фильтры для очистных сооружений и заводов мы в России, конечно, слышали. А вот о фильтрах для дома и семьи (в девяностые годы) - еще нет.

Оказалось, что именно такие фильтры: большие, стационарные (для установки в гаражах)  он и продает.  Рассказывал он о своей работе с гордостью, с увлечением (Дима вообще довольно талантливый человек и интересный рассказчик), и мне представилось, что в своей фирме он чуть ли не заместитель директора. Такое слово как "коммивояжер" тоже слишком редко встречалось в нашей тогдашней жизни, его смысл стал мне понятен, когда я стала помогать Диме в его продажах. 

Новогодние праздники кончились,  начались рабочие будни. Вроде бы, Дима первым предложил мне помочь ему.

 Согласилась сразу: какой толк дома сидеть и смотреть ужасное американское тиви с рекламой. Боже, сколько же я насмотрелась этой рекламы за два месяца! До тошноты. И даже в голову не пришло, что очень скоро в России будет та же картина: море низкокачественной рекламы и минимум хороших фильмов и программ.

На очередной тойоте (две Дима уже разбил - тот еще ездун, то есть ездок) мы поехали в новый район Сан-Диего.

За два месяца проживания в этом замечательном городке, раз пять мне довелось побывать в разных новостройках. Вспомнился товарищ Маяковский с его "одноэтажной Америкой"... В Сан-Диего, правда, строят двух-трехэтажные особнячки, но строят сразу улицами, кварталами. Честно говоря, хотя смотрятся дома очень красиво и снаружи, и внутри, у меня немедленно появилось дежа-вю - ощущение коммуналки. Домики настолько близко расположены друг к другу, так мало вокруг них личного пространства, что, если чихнешь - то легко могут ответить "Будь здоров" не только из соседнего строения, но и из более дальнего. Впрочем, у американцев нет такой традиции - желать здоровья в ответ на любой чих.

Ездили мы только днем, потому улицы выглядели абсолютно пустынными, да они и были такими: все жители - на работе. 

Дима развешивал на ручки дверей какие-то листовки и пробирки , я помогала. Не понимала смысла этих действий, особенно наличие пробирок, но делала то, что мне поручили. Так за пару-тройку часов, обойдя несколько десятков домов, мы успевали развесить сотню-полторы пробирок с бумажками. И только дома, после не очень внятных его объяснений (не хотел, чтобы до меня полностью дошел смысл наших действий), стало понятно, чем мы занимались. Если опустить все детали, то пробирки и бумажки - это все очередной бизнес- развод, со многими из которых мы сталкиваемся сейчас постоянно. На листочках была напечатана анкета, в которой владельцам домов нужно было отметить и указать вкус, качество и жесткость воды, текущей из их кранов. Конечно, субъективно. А в пробирку надо было налить воду и снова повесить ее на ручку входной двери. Естественно, анкеты никто не читал, качество воды не проверял. Мы иногда собирали такие наполненные водой пробирки, из которых Дима  потом выливал воду, оставляя емкость для участия в следующей акции... Попадались нам и разбитые пробирки: у кого-то нервы не выдерживали. Видимо, «нервные» уже сталкивались с подобными трюками и знали с кем и с чем имеют дело.

Что я поняла и что почувствовала? Поняла я, что нашим людям жить в Америке очень и очень трудно, особенно, если ты уехал из Союза в тридцать-сорок своих лет. И что коммивояжер, пожалуй, единственная профессия для русского иммигранта и бывшего инженера. И профессия эта ужасная. Помните мальчиков в костюмах и галстуках, еще недавно так настойчиво стучавших в двери ваших офисов и квартир? Сейчас, правда, их стало меньше. Но как же они нам всем надоели: ты их в дверь, они - в окно... Поняла, что такая работа меня бы унизила.

Наверное, именно в эти дни впервые подумала о самостоятельности, о своем собственном деле. Так что - спасибо Диме, его урок был более, чем наглядным!

Саша вчера прислала. Фотография с выпускного бала.

Королева!

А что сейчас нового в Орешке ? 
Какая погода сегодня ?
У нас во всю летает тополиный пух . Деревья , кустарники в пуху ...
Погода поет . Солнце светит.
Сегодня в Тольятти праздник . День города !


У нас похолодало. 13-15 градусов. Цветёт сирень вовсю - красота!

Очень интересно про застолья ) я вот никогда не задумывалась, а ведь правда смысл русского застолья не только выпивке, а в душевном общении. А когда душа уже совсем развернется нараспашку от еды питья и разговоров, следуют песни и танцы. Никогда никто не следит за временем ... такие вот мы, меры порой не знаем!

Дом на берегу океана (почти на берегу) очень живо представила. Как, наверное, здорово жить там! 

 А ведь они до тех пор там и живут Сьюзи и Майкл . В домике на берегу океана! 
Интересно , а ведь по интернету можно возобновить с ними контакт ?

Показывай свою красоту ... 
Цветущую сирень ! 
А у нас недавно дождик прошелся ...сразу посвежело . 

Елена Орлова сказал(а):

У нас похолодало. 13-15 градусов. Цветёт сирень вовсю - красота!

Сирень цветет в чужих садах, однако. Ну, ладно, завтра возьму фотоаппарат на утреннюю прогулку и сниму белую и фиолетовую.

О дождях. Нам их обещали с завтрашнего дня и на всю неделю. Температура плюс 15-16.

Уверена, что Сьюзи и  Майкл живут в том же доме и уже нянчат внуков. Найти их не смогу, фамилию не помню. А вот героев следующего знакомства нашла - Евгения Кочергу. У него свой сайт, он торгует недвижимостью в Сан-Диего. 

RSS

Дни рождения

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ