Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Размещаю  свой давнишний-давнишний рассказ повторно, но теперь  в нужном месте, а  то он торчал в форумах,  как пень, посреди чистого поля. 

Шла подружка с базара

            Возвратившись  на автобусе с городского базара тетка Варвара не удержалась  от впечатлений и зашла к больной подруге Полине, которая на днях выписалась из больницы и  после операции   сидела дома.

          - Ой! Да у неё гости оказывается! – воскликнула она нараспев, увидев Николая, племянника подружки.   – А я шла мимо, дай, думаю,  загляну! Ей, бедненькой, скучно небось – всё одна да одна. А у неё гости оказывается! Да и ремонт открыли, м-м-м!

             Николай сидел на полу перед стиральной машиной и никак не мог отвинтить  гайку на валу крыльчатки. Он сильно кривился и  нервничал.

           - Да ну её, к лешему, эту стиральную машину! – всплеснула руками тетя Полина.   –Ломается без конца. Выбросить бы давно, да где новую купишь?

          - Ой, что правда, то правда! – подхватила  тетка Варвара. – Мой крёстный тоже ездил в город за стиральной машиной и приехал ни с чем. Ру-га-ется! Раньше, говорит, свободно стояли, а нынче  их как корова языком слизала.

          - Да как её выбросишь? – не унимается  тетя Полина. – Хоть старая, а как – никак стирала белье. Я в пятницу руками пожмакала кой-чего, вроде бы слегка,  не напрягалась, а шов всё-равно натужился, разболелся,  думала не встану. А  Коля приехал, говорит, что тебе сделать? Думаю, ну, чего? Работы всегда  хватает, всё не переделаешь. «Сиди, говорю, смотри телевизор, отдыхай» . А он, э-э, нет,  тётя Поля, давай я для тебя что-нибудь сделаю. Ну, что сделать, думаю. Вот и придумала, стиральную машину отремонтировать. Да ты  не  стой у порога! Айда в комнату! Чаю будешь?

           - Не-не, ради Бога не надо, - засуетилась тётка Варвара, - и без чаю обойдусь, не велика цаца!

           -Ну-ну, - строго произнесла тетя Полина. - Ты же с улицы… Из магазина видать?

Вопрос про магазин тетя Полина  задала как бы невзначай, однако,  за ним стоял большой умысел, и Николай, хорошо знавший тетю Полину, сразу об этом догадался.  Вопрос  про магазин  как бы наводил тетку Варвару на рассказ о том, где она была и что делала. Кроме того, по всему было видно, что тетка Варвара и сама этого  очень хотела, но приступить к рассказу при Николае никак не решалась. И только когда Николай встал и заботливо принял от неё кожаную сумку, приободрилась, бойко скинула валенки и боком, боком, чтобы никого не задеть, прошла в комнату и втёрлась   между столом и крашенной стеной на стул.

         Если приглядеться к тетке  Варваре, то можно заметить, что  в молодости она была очень красивой, но сейчас  она располнела, широкое лицо сморщинилось, стала одеваться как-то по-бабьи.

         - Ой, да с какого магазина, - притворно вздохнула гостья, – на базаре нынче  была!  

        - Ах, сегодня же базар?  - воскликнула тетя Полина, как  будто и  не видела,  как  люди ещё спозаранку  тащились  на автобус. – А я и забыла. Гляжу в окно, людей много. Свадьба, думаю, что ли?  Ну-ну, рассказывай, чего там…  

      - Ой! Да что рассказывать, - ломается  тетка Варвара. – Ты же знаешь меня, милая! Я как пойду по базару,  не остановишь меня, и то хочется купить, и это, а люди так и норовят товар в руки сунуть. Беда прямо!

           -Ну, знаю, знаю, рассказывай, рассказывай!

           -Ай, что рассказывать? Ты же знаешь, что я   в  эту зиму без коровы осталась. Как осенью заболела, так и продала корову. А теперь каюсь! Ой, как каюсь! Не могу без коровы и всё. Хоть убей, а хочу корову. Мучалась, мучалась, а сегодня собралась, взяла деньги и сказала:  поеду. Думаю, хватит без коровы жить! Пожила без коровы полгода и всё, хватит! Не могу без коровы! И поросята надоели! Будь они прокляты! Только знаешь им с утра до вечера кашу варить! Плитка раскаляется, а им ,чертям, всё подавай да  подавай! А сколько можно? Здоровье-то у нас не железное …

         - Да что там говорить!.. – заерзала тетя Полина  на стуле. – Я ведь тоже всю жизнь не болела, работала в поле не хуже любого мужика, а тут  вдруг скрутило и всё, хоть криком кричи. Другие, вон, чуть что заболит путевки берут, отдыхать на юг летают, а тут   чалишь – чалишь всю жизнь… А что видели?... Ни санаториев, ни курортов… Я теперь решила, пока не выздоровлю, метлу в руки не возьму…

       - Вот- вот-вот, - улыбается тетка Варвара, кончиками пальцев касаясь подружки. – И я так же. Думала, брошу всё! Пусть катится всё к черту, пропади оно всё пропадом! А потом не утерплю, потихонечку - помаленечку, то одно сделаю, то другое, глядишь и снова втянулась, и уже везде успеть хочу,  тороплюсь даже…  Не жизнь, а бог знает что!  

       Тетя  Полина слушает подружку, а сама в это время клеёнку поправила ( тетке Варваре даже локоть на секунду пришлось прибрать), потом газеты на подоконнике в стопку  сложила, на часы посмотрела ( скоро ли хозяин явится), кофту одернула. Сидит вроде, а сама вся в движении, не терпится что-нибудь сделать, не может сидеть сложа руки. Тяжелое поднимать нельзя, приходится в хате целый день прибираться, а сколько можно?... Надоедает. Нервничает.  Непривычно чувствовать себя беспомощной. А тут пришла Варвара и крутит  байку вокруг да около.

         - Ну, ну, ты что-то хотела про базар рассказать, - не выдерживает тетя Полина.

         Николай сидит на полу и тоже прислушивается к байкам, усмехается. Он ведь тоже жизнь понимает. Как–никак 30 лет стукнуло, у самого двое детей. Работал он мастером, оклад небольшой – пришлось бросить эту работу. На голый оклад семью не прокормишь. Да и нервотрепки сколько. Ушел в рабочие. И заработок больше  и никто не дёргает. Человеком стал себя чувствовать. А пока сидит он полу,  расставил  ноги в разные стороны и слушает деревенские басенки. 

         - А чего рассказывать? – смеётся тетка Варвара. – Ну, ладно, расскажу! Значит так! Захожу на базар, на правую сторону, тут же, сзади Промтоварного, ну, ты знаешь…

          - Знаю, знаю!- откликается тетя Полина.

          - Так вот! Подхожу, коровы есть.  Две. Одна рябая с черными крапинками, а другая по- светлее, как у меня была. Ага, думаю, хорошо. Подхожу поближе, приглядываюсь. Совсем близко подходить боюсь. Ты же знаешь, милая, если кому что купить или продать, лучше меня никого не сыщешь.  А вот себе купить что… боюсь. Хоть убей, боюсь. «Ладно, -думаю, - я сначала со стороны погляжу». Обхожу коров спереди, чтобы посмотреть на их лицо… Не люблю некрасивых коров. Захожу, гляжу, одна корова вроде не плохая, глаза красивые, лоб белый, стоит смирно. «Хороша,-  думаю, - хороша».  Подхожу поближе, смотрю, вымя чистое, большое. Соски маленькие, удобные. А то ведь, знаешь, есть толстые и длинные…

        - Ну да, в руку-то не возьмёшь, не ухватишься, - показывает тетя Полина.

        - А эти нет, короткие. Вымя само большое, с ведро будет, а соски короткие. «Так, - думаю, - и тут ты хороша». Смотрю дальше. Зад тоже хороший, гладкий, круглый. Есть высокие, кряжистые,  мне такие не нравятся.  А у этой, ничего, хороший. Сама строгая, с виду норовистая, с характером, но стоит смирно. Подхожу поближе.  Мужик рядом стоит. «Ты хозяин?»- спрашиваю. «Я!» - говорит.  «Продаёшь?» «Продаю!» -  отвечает. Хорошо, думаю. Обошла корову кругом ещё раз, присмотрелась, понравилась она мне. Особенно морда.  До чего красивая, ты себе представить не можешь. Если б не её морда,  я бы к ней даже близко не подошла. А эта красавица. Честное слово красавица. Помнишь, у Маруси Карасевой такая была. Я по ней с ума сходила. Сколько раз просила Марусю продать, и деньги большие давала, а она ни в какую. Потом корова заболела и они зарезали её. Так я как узнала, чуть не плакала. Так мне корову жалко было, так жалко…

        - Ну, рассказывай дальше, рассказывай!

        - Так вот и эта такая же. На чем я остановилась? Ах да! Обошла корову ещё раз, хозяин за мной идет, поглядывает. «Корова-то стельная?»- спрашиваю. «Стельная,- говорит, - в апреле приплод будет!»

         - Это хорошо! – одобряет тетя Полина.

         - Да! Иду дальше. Пощупала её за соски, потрогала, ничего, стоит смирно. Хозяин  мне говорит: «Она корова умная, ласку любит». «Эге-е, милый, - отвечаю, - это мы и без тебя знаем. Любая корова, что та баба, ласку любит».

           Тетя Полина два раза поддакнула, а Николай замотал головой от смеха.    

         - Вот смеётся…  – улыбнулась  тетка Варвара.

         - Ладно, ты рассказывай, рассказывай, - перебивает тетя Полина. – Что правда, то правда! Коровы ласку любят. Рассказывай дальше.

         - Ну, вот, спрашиваю: «Почему корову продаешь, не больна ли?»  «Нет! – говорит,  -  корова хорошая, отца с матерью».  У него своя есть, а родителям уже под восемьдесят, а куда эту девать? Думаешь, сколько он за неё запросил?

         - Сколько? – тетя Полина задумалась. – Тыщу, наверно.

         - Тыщу шестьсот!

         - А, батюшки! Да  что он  с ума сошел, что ли? Самая дорогая тыщу двести- тыщу триста будет.

         - Вот –вот! И я ему говорю: « Ах, ты паразит, этакий. Ты же её продавать не хочешь, а на базар привёл. Да кто тебе за корову тыщу шестьсот даст? Лучше забирай свою корову и проваливай, не мешай другим продавать». Гляжу, мой мужик затоптался на месте, покраснел, как рак, и говорит: «Ладно, назначай свою цену». «Семьсот рублей, - говорю, - больше не дам!». «Не-е-ет, - качает он головой, - за семьсот рублей не отдам». Я смеюсь. «А как же,- говорю, - ты цену набавляешь, а я сбавляю. На том ведь и базар стоит». Думаю, похожу-ка я по базару, постоишь ты  у меня на морозе,  и сам ко мне прибежишь.  А тут  мы и сторгуемся». Отошла, а сама боюсь, вдруг её кто-нибудь другой купит.  Хожу и думаю о корове.  И тут мне в голову  как  садануло.  Вымя- то у неё  чистое, она видать у них в сарае всю жизнь простояла. А мне, думаю, корову в стадо выгонять надо. А коров наших, сама знаешь, гоняют за пятнадцать километров туда и пятнадцать обратно, да и там, в поле, весь день… Такие-то коровы вертаются с красными глазищами, а эта и совсем   свалится.   «Ну, думаю, и за семьсот рублей ты мне не нужна».

        - Что правда, то правда,  – закивала тетя Полина, - гоняют наших коров  к черту на рога. Моя по утрам  ни за что не хочет в стадо  идти. Выгоняю её, а у самой сердце  болит.   Разве ж можно коров так далеко  гонять? Пораспахали кругом, позасеяли… А корове куда деваться, где пастись?

          - Вот я и подумала, поживу покуда без коровы, а дальше погляжу. Не подведет здоровье к весне ещё поеду.

         - А будут ли весной? – предупредительно спрашивает тетя Полина.

         - Будут! – машет рукой тетка Варвара. – Вот корма кончатся, многие  поведут на базар. Хорошему хозяину всегда корову жалко резать. А что толку? 

          Тетка Варвара  тяжело вздохнула.

         - Что ни говори,  нельзя без коровы, никак нельзя. Хоть и тяжело с ней бывает, а всё равно лучше, чем совсем без коровы. А поросята надоели. Орут и орут без конца. Последний  раз их держу!

         - Ну, пей  чай! Пей! Поди остыл уже? Дай-ка я тебе свеженького подолью, - тетя Полина тяжко поднялась и пошла прихрамывая на кухню.

         - Не-не-не! – встрепенулась тетка Варвара. – Не надо! Рассказала всё, отвела душу, а теперь пойду. Пойду! Спасибо! Там у меня ещё поросята пищат! Пропала хозяйка с утра. Так что бывайте!  Коле, вон, ещё машину отремонтировать надо, а то я отвлекаю его разговорами. До свидания!

         Наконец тетка Варвара  ушла.  Николай запел под нос какую-то старинную песню и  снова стал ковыряться в стиральной машине, но уже без охоты. На кухне загремела посудой тетя Полина. Стало как-то тихо и спокойно.

         - Шумливая она, -  произнёс  Николай так, чтобы и на кухне  было слышно.

         - Ве-сё-лая, - донеслось из кухни.

         - А как она узнала, что корова-то в стаде никогда  не была?  -  вдруг спросил Николай, не поняв самого главного..

       - Ну, как,  когда корова в стаде ходит, то вымя у неё гладкое, как ладошка, а у этой   вымя было чистое.  

        - Хм, - хмыкнул Николай, - я бы сроду до этого не додумался.

С минуту  он подождал,  что тетя Полина ответит, но та видно о чем-то задумалась. Наверное,  о подружке. Николай просто так выглянул в окно, шикнул на кошку, потом склонился над стиральной машиной и снова запел ту же старинную песню.

                                                         Ах, ты степь широкая

                                                         Степь раздольная

                                                         Широка ты матушка

                                                         Протянулася

            Песню подхватила тетя Полина и они запели вдвоём.

                                                         Ой да не степной орёл

                                                                    Подымается.
                                                         Ой, да не донской казак

                                                                    Разгуляется.

                                                         Ой, да не летай, орёл,

                                                                    Низко ко земле.

                                                         Ой, да не гуляй, казак

                                                                    Близко к берегу.

            Тетя Полина замолчала. Николай попел ещё немного и тоже замолчал. Снова стало как-то тихо и спокойно.

24.04.86

 

 

Представления: 108

Ответы на эту тему форума

Ната, мое детство прошло среди молдавских садов и виноградников. А взрослая жизнь была тридцать лет тесно связана с заволжским селом, где проживали родители моей жены. Я много слышал рассказов о деревенской жизни, да и видел её в натуре.
очень похоже на Шукшинские рассказы. Спасибо.

Гельмуд!!!! Ну, очень реально, нигде нет ни капелюшечки фальши. Очень по-родному написано. А вот бы сейчас попробовать - по воспоминаниям написать. Наверное, очень ностальгически бы получилось и волшебно.

Писателей на Острове прибавляется. Это же счастье! Давай еще. Есть, наверное, в запасе!

Гельмуд, а ты мой тот отзыв смахнул? Может сохранился где? Если есть, восстанови его пожалуйста.

Смахнул,Аделина!  Позволил себе это сделать на том основании, что отзыв лично мне предназначался, хотя... понимаю, все имели  право его прочесть. Не хотел рассказ задерживать на всеобщем обозрении в форумах. Торчал он там  как-то неуклюже,не на месте. Да и не только... Поэтому смахнул. Ты ж понимаешь, каждый рассказ, это как дитя. Его выпестовать, вынести надо. А этот рассказ, хоть и написан был за одну ночь, но всё же дорог мне памятью о Марье Степановне Кузнецовой, давно уже покойной. 

Аделина сказал(а):

Гельмуд, а ты мой тот отзыв смахнул? Может сохранился где? Если есть, восстанови его пожалуйста.
Да ладно. Короче, мне понравилось!

По воспоминаниям у меня не пишется, Лена! По-крайней мере, не писалось раньше. Сейчас, когда я уже знаю способ концентрации, то может быть что-то и получится, но только в части написания каких-то деталей. Всё же главное, эмоции и вдохновение. Если упустил вдохновляющий момент, то всё, пиши пропало. Восстановить его почти не реально. Писать надо по свежим следам. 

По запасу. Честно скажу, я писал всё в корзину. Не уничтожил ещё одну зарисовку, которую обещал Аделине, что покажу. Так что, хвастать пока больше нечем.  Очень сожалею. Сейчас наберу зарисовку и выложу, чтобы у вас сложилось впечатление о направленности моей короткой прозы. Деревенской.  

Елена Орлова сказал(а):

Гельмуд!!!! Ну, очень реально, нигде нет ни капелюшечки фальши. Очень по-родному написано. А вот бы сейчас попробовать - по воспоминаниям написать. Наверное, очень ностальгически бы получилось и волшебно.

Писателей на Острове прибавляется. Это же счастье! Давай еще. Есть, наверное, в запасе!

Гельмуд, перенесла я свой комментарий сюда по поводу твоего рассказа откуда-то, где найти его уже почти невозможно. В нем важные для меня мысли, а второй раз вот также не поучилось бы написать. Это о том, что хотелось бы нам сделать на Острове:


Гельмуд, когда ты писал что-то, ты вложил в это частицу своей Души. Знаешь для чего? Не просто для того, чтобы сохранить это для себя, вовсе нет. А для того, чтобы осветить и освятить этой частицей пространство вокруг.

Эго стесняется и боится критики, только Эго, верно? Но совет или замечание, сказанные с добром и любовью, - это учеба наша, они помогут лучше творить. А резкая и нелицеприятная, недружественная критика способна враз убить робкое, только разгорающееся желание писать или рисовать. А огоньки эти бесценны!

Поэтому не стоит бросаться частичками Души своей в равнодушной толпе , которая готова огонек этот затоптать. Но есть огромный смысл делиться своими творческими удачами в дружественном кругу.

Мне кажется, что здесь, на Острове нам удалось уже создать атмосферу внимания и любящего почтения к творческим опытам каждого островитянина. Это опыт выражать через себя Божественный посыл. Для меня сама попытка ценна и более того - священна.

Мне так кажется, а тебе? Я знаю, что и я и другие - хотят, чтобы  получилось у нас здесь создать  пространство безопасности, безопасности  творить, даже если ты начинающий творец. Это то, чего так не хватало, и не получилось, и думаю что не получится уже сделать на ПС.

 

RSS

Дни рождения

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ