Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Представления: 814

Ответы на эту тему форума

Ждём ))))))))))))))))))))))
Все силы сегодня потратила, перекапывая Волшебный сад - все дневники искала. Пару тетрадей нашла сразу, а остальные только сейчас. Руки в земле. на ладонях мозоли, спина не гнется... Дайте до утра отдохнуть. Уж утром я уж, ка-а-а-к начну писать уж. Уже не остановите. Сами потом жалеть будете.
Во, какую яму выкопала двумя лопатами сразу. да пришлось еще и землю возить к себе на дачу (в хозяйстве сгодится).

Совершенно невозможно первый Монькин дневник выложить здесь целиком: всякие в нем детские глупости, засушенные стрекозы и цветы шиповника... Ну как вот объяснить, например такую запись:"Я еду на телеге из детского сада, в кАтором мне нравится Цветков". А еще между страницами засунуты виниловые пластики с надписями поверх названия: "мАя любимая пластинка" А названия такие: Цветущий май, Танго соловья, Джони, Гитана...

Из Джони помню несколько строк:
Джони ты меня не знаешь,
Ты меня не понимаешь.
В целом мире я одна
Знаю, как тебе нужна.
Джони,ты мне тоже нужен!

...и так далее.
Есть и такая запись: : "Если мама прочитает дневник, я уйду из дома".
Дневник мама нашла и прочитала, а из дома Монька так и не ушла. Да и куда? Маленький военный городок в бывшей Восточной Пруссии, в котором каждый пятый встречный с тобой здоровался и, как правило, задавал дурацкий вопрос: "Ну, как ты учишься?"
Школу Монька любила. Она была похожа на средневековый замок с башенками и из бордового кирпича. В школе было много друзей, замечательные учителя по литературе и вредная классная руководительница.
Школа № 10

Моне было лет десять, когда она , вместе со всем классом ловила литовского шпиона.
Ну, это уже совсем другая история...
Аплодисменты! Зрители в восторге! Затаив дыхание ждут продолжения...

К тому времени, когда случилась в нашем городке история с литовским шпионом, древний Тильзит уже лет двадцать носил свое новое и пустое имя - Советск..Но мы все, о ком дальше пойдет речь, родились в Советске пятидесятых, и это название не казалось нам ни странным, ни чужим . Правда, как и многие другие, надеюсь, что возвращение к точке отсчета неизбежно.

Детство - это совсем другой Мир, и если вспомнить, что все клетки нашего организма полностью обновляются за какие-то семь-десять лет, то получается, что от нас тех, прежних, в нас сегодняшних ничего и не осталось, разве что воспоминания, но и они, к сожалению, корёжатся жизнью, новыми ощущениями прошедших событий и новыми (всегда ли правильными?) оценками и переоценками настоящего и прошлого…

Очень часто мне снится моя готическая сказка , снятся величественные бордовокирпичные замки с выбоинками от пуль, снятся дворцы, похожие на развалины громадных итальянских соборов, которых, конечно, никогда и не было в Тильзите и которые уже не могли бороться с наступающим все плотнее и плотнее серым забетоньем новостроек.

Грустные, полуразрушенные кирхи из бордового глянцевого кирпича, узорные булыжные мостовые, вдоль которых , гордясь своей тучностью и янтарными, прозрачными листьями, прочно гнездились толстые липы, дрожащие от густого , басового пения жирных пчел, - весь город, любой перекресток, и забытые названия старых немецких улочек и особняков – все уходило быстро и безвозвратно… на полуметровой высоте от тротуаров особняки еще символически защищались литыми и коваными заборами , сохранившими кое-где гербы баронов восточных пруссаков и черными липами, обязательно окольцованными белыми меловыми полосами. Впрочем росли и каштаны, такие же мощные и древние. Весной, летом, осенью (каждый в свое время) все это древесное чудо цвело, пахло одуряющее и постоянно гудело: ульи держали многие, а каникул у пчел, как известно, не бывает до поздней осени.

И все-таки для меня самой любимой была жасминовая аллея, по которой каждое утро приходилось бегать в школу, точнее даже не аллея а туннель, так как жасмин рос по обе стороны неширокого тротуарчика, и ветви его смыкались где-то далеко вверху. И, если не надо было, сломя голову, бежать на первый урок, я неспешно проходила этот тунель туда и обратно по нескольку раз, чтобы досыта надышаться неповторимым ароматом белых и нежных цветов...

...продолжаем разговор...
…главное, когда начинаешь рассказывать - это не забыть о самом предмете разговора.. Правда еще не встречался мне на свете человек, который, зная заранее, что его не перебьют, не запутался бы в собственных мыслях, а , тем более, в воспоминаниях, особенно когда появляется такая приятная возможность не только приврать, но и вообще придумать все от начала до конца. Так что где там дальше будет правда, а где вымысел, я не знаю. Да и кому это важно. Если вот сейчас посадить нас всех пятерых бывших малолеток в разные комнаты и заставить рассказать историю о литовском шпионе, нарисуются пять, а может и десять занимательных версий, каждая из которых плод не только собственного воображения, но и собственной, уже длинной жизни.

Откуда и когда поползли по городу слухи о появлении в нашем городишке литовского шпиона, совершенно неизвестно. И совсем уж непонятно: почему вдруг именно литовский? Нам всем было тогда лет по девять- десять, значит ловили мы его где-то летом 65-го. Ну, то, что шпионов вокруг хватало - это понятно: на наших необъятных просторах их было и есть несчитано.

Литва, правда, тоже рядом - только мост перейди: как раз на той стороне Немана начинался Панемуне (это не шутка, это название первого к нам литовского поселения). Но страна-то одна, советская, поэтому вражеские лазутчики могли быть немцами, ну американцами, на худой конец, но никак уж не литовцами, с которыми мы и жили дружно, и торговали с удовольствием на городском рынке: литовцы торговали замечательным молоком, сметаной, гусями, а у нас… А у нас ничего не было, так что им было приятно продавать, а нам объедаться густой желтой сметаной, вкуснее которой мне так и не довелось попробовать до сих пор.

Однако слухи о диверсанте продолжали крепнуть с каждым днем, и воинственное настроение, которое и так не покидало нас, уже начало материализовываться в виде странных находок и предметов непонятного происхождения, которые тут же с легкой руки нашей длинной Вельги, приписывались неуловимому шпиону.

Вообще общаться с Велькой было сплошным удовольствием: она всегда узнавала обо всем первой, делилась новостями темпераментно, а , если чего и не знала, то тут же, без единой запинки, пересказывала нам именно те слухи, какие мы и жаждали услышать. Вот и в этот раз именно она ухватила предупреждение, переданное местным радио: всем, мол, быть начеку, из дома по ночам не выходить ( а кто бы нас выпустил, интересно?), к тому же именно ей, только ей лично, знакомый дядька из милиции рассказал подробности происходящего. А подробности, честно говоря, ужасали: шпион убил уже двоих, причем хладнокровно и ножом в спину, а затем выбросился с парашютом над нашим маленьким городком и теперь бродит где-то в Санаторском лесу, пытаясь уйти от преследования .

Конечно, мы жили в своем, изолированном от взрослых мире, и это было здорово: в этом мире действовали наши законы, сражались наши герои и побеждали наших врагов. Даже радио передавало только те новости, какие мы хотели услышать, вот почему бедная наша учительница Светлана Михайловна абсолютно ничего не могла знать о грозящих ей и нам опасностях (старая она была, целых двадцать три года прожила), и не была готова к тем неоднозначным событиям, которые произошли вскоре после нашего печально известного похода в Санаторский лес.

Скорее всего, кто-нибудь из нашей не в меру активной пятерки подбросил ей идею о походе а, может быть, это было всего лишь запланированное педсоветом мероприятие, но факт остается фактом: нагруженные бутылками с подкрашенной вареньем водой и промасленными свертками, в которых плавились на жаре толстые ломти булок с колбасой и сыром, мы, уже через час после сбора на школьном дворе, входили в сумрачную прохладу соснового леса, входили, чтобы найти то, за чем каждый сюда пришел: С.М. – отдохнуть и никого из нас не потерять, тихие дети - побегать, поесть и не потеряться, а наша группка ненормальных - с единственной целью – поймать шпиона раньше, чем это сделает милиция...
Мона, не останавливайся, продолжай! Очень интересно, особенно описание детского восприятия событий.
Надоело про литовского шпиона... Тем более, что никого мы не нашли, а напридумывали сами себе так много, что даже в милицию обратились, рассказали, что видели парашютиста, прыгающего с сосны. Нас потом две недели таскали в отделение и показывали разных бородатых мужиков, которых милиция в чем-то подозревала. Наконец, наша Томка, а ей тоже надоело таскаться в милицию, уверенно показала на одного из них.

Прошло около тридцати лет и, когда мы встретились по очень печальному поводу, я у Томы спросила:
- А был ли мальчик? В смысле, а был ли вообще кто-либо, кто прыгал с сосны с парашютом или без?
И она честно ответила:
- Нет!
Вот такая детская история.
Бука и РС.
Мини-притчи.
1.
Однажды вечером работник света вернулся домой после сильной непогоды. Он зашел в дом, стал снимать мокрый плащ и заметил на рукаве маленькую букашку. И, чтобы случайно не причинить ей вреда, РС просто дунул на нее сильно-сильно...

- Уйяган, - закричала в страхе Бука и шлепнулась на пол.
РС снял плащ и встряхнул его. Одна маленькая капля упала на букашку и накрыла ее с головой...
- А вот и всемийный пойтоп, - обреченно вздохнула Бука и, закрывая печальные глаза, прошептала: - Койнец. Койнец света...

А в доме было тепло и сухо. РС уселся в кресло у пытающего камина и скоро задремал...
Бука и РС.
2.
Бука не только прижилась в доме РС, она еще и решила, что ей повезло и что она попала в лучший прекрасный мир, где всегда тепло, светло и безопасно. Дни она проводила на подоконнике, валяясь в сиреневых чашечках домашней фиалки, а ночами перебиралась на книжную полку, где спала на толстом корешке старинной книги.

Однажды вечером РС сидел в своем кресле у камина и, попыхивая трубкой, читал. Бука, как всегда наблюдавшая за ним с высоты своего гнездышка, вдруг решила, что пора и ей приобщиться к Знаниям, пора самой начать узнавать этот Мир через книги, которые так увлеченно читал РС. И, дождавшись, когда он зачем-то отлучился из комнаты, ловко спланировала вниз, на раскрытые страницы.

Долго, минут сорок ползала Бука по странице, пытаясь узнать знакомые буквы. Наконец, четыре из них удалось сложить в слово. Слово оказалось обидным. "Дура", так прочитала она и, фыркнув от досады, взлетела к себе на полку. "Гьюпая книга, - расстроенно думала Бука, - никогда больше и ничейго больше не буду стайяться Узнать!"

Через пару минут в кресло вернулся РС и продолжил чтение:
"... сложная процедура перехода обычного сознания в квантовое, как правило..."
Ну и так далее...
кРiмские каникулы

Самолет приземлился в Симферополе быстро и четко. Экипажу достались аплодисменты всех пассажиров. На местных часах - 0.50 минут.

А это домик моих знакомых. Таких строений вокруг - десятки, и все они принадлежат москвичам и питерцам. Оказывается, именно на Лысой Горе разрешено давать участки под садоводства гражданам России. Надежда, хозяйка дома купила его в процессе строительства всего за 700 у.е. вместе с пятью сотками.

RSS

Дни рождения

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ