Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Моя дочь, младшая, Наташа - писать начала рано. Невозможно было оторвать ее от компьютера  ужинать, или отправить спать, когда завтра в школу - шел поток творчества, рекою лились слова и строчки.

Не все я читала, да и не все мне было показано, ведь личное пространство человека, хоть он и твой ребенок - это священное место. Я ждала, когда придет время. И вот оно пришло.

Прошли годы, Таша повзрослела и вышла замуж, родилась наша внучка Томочка, которой исполнилось еще только два годика, и отодвинула мамино творчество в сторону. Наталье пришлось им пожертвовать, хоть и с тоской. Это взрослый выбор. Ребенок требует стопроцентного внимания, и имеет на это полное право. И творчество тоже требует полной отдачи, поэтому или - или.

Придет время, с опытом неизбежно придет знание жизни и мудрость, и творчество, я уверена в этом - вернется. Это будут другие стихи и песни, рассказы и пьесы, наверное, более зрелые, думаю, еще более мощные,.

Но мне нравится то, что уже написано и создано Наташей. Как мама, я, конечно же,  могу быть субъективна. Но все же по  пьесе "Фанатка" Наталью приняли сразу на два факультета литературного института - а это о чем-то говорит. И мне захотелось поделиться с друзьями тем, что нравится мне самой.

Представления: 589

Ответы на эту тему форума

ФАНАТКА

 Наталья Ничипорова

Действующие лица:

Стёна (Настя) фанатка (17 лет)

Грэй ее знакомый, интеллектуал

Саша, Вадим братья Назгувлины, звезды из группы Nazgul

Маша старая фанатка (22 года)

Девушка

Администраторша (Елен Михална)

Горничная (Любаня)

Вторая Горничная

Официант

Шофёр (Васька)

Местные фанаты и фанатки

Действие проходит летом, в небольшом российском городе в 300 или 400 км от Москвы.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
(Прибытие персон)

Сцена 1

Холл местной дорогой гостиницы, здесь явно сделан “евроремонт”, правда, довольно давно. В задней стене окна с длинными занавесками в цветочек. Две пластиковые белые двери с облезлыми “золотыми” ручками – к номерам и посреди задней стены на улицу, справа – портьера, за ней арка (к подсобкам). Возле арки у стены стоит диван, стул; на стенах развешаны дешёвые репродукции пейзажей, пластмассовые белые кашпо с искусственными цветами.

Играет инструментальое вступление ПЕСНИ группы Nazgul, в конце которого звучит мотив припева. Музыка постепенно стихает.
Из-за порьеры доносится приближающийся голос Стёны.
Стёна: - Я в отпаде! Грэй, слышишь, я сейчас такое видела! Грэй!.. А-у!.. (смеётся) Господи, до чего дошли!
Стёна выбегает из-за портьеры, видит, что в холле нет никого, останавливается.
Стёна, тихо: - Боже мой, как всегда!..
Ищет место, усаживается с ногами на диване.
Доносятся шаги, шуршание. Стёна оборачивается на звук, слева появляется Горничная.
Стёна делает равнодушное лицо, напевает:
Добрый, добрый мальчик Грэй
- Это не беда, что гей,
Но зато он всех умней,
Всех румяней и белей!..

Горничная (в арку): - Елен Михална! Заберите ключик!..

Горничная ждет. Администраторши нет.

Стёна от нечего делать напевает мотив ПЕСНИ, наблюдает, как Горничная быстро ходит по холлу, подбирает мусор, смахивает тряпочкой пыль с мебели, поправляет портьеру и занавески на окнах. Горничная нервничает, теребит в руке ключик с ярко-красным пластмассовым номерком “114”.

Стёна, немного нахально: - Девушка! А почему у нас ключики беленькие, а этот – красненький?
Горничная перестаёт теребить ключик, задумчиво смотрит на него и на Стёну.
Горничная, вдруг, отрывисто: - Люкс! (в арку) Елен Михална!...
Горничная быстро уходит за портьеру.

Сцена 2

Слева выходит Грэй, видит Стёну.
Грэй: - А ты что тут делаешь?!
Стёна спрыгивает с дивана, делает скачок навстречу Грэю.
Стёна, громко и весело: - Тебя жду, золотце ты моё!
Грэй: - Ты хоть в свой номер поднималась?
Стёна: - А чё я там не видела, в этих тараканниках? Слушай, Грэй, милый, ты не помнишь, мы, когда ехали, видели где-нибудь интернет-кафе? Вообще, в этом Мухосранске есть хоть один компьютерный клуб?!
Грэй: - Не знаю, есть в Мухосранске клуб или нет, но лично я хочу кушать!
Стёна: - Ну это ж надо так! Не догадалась дома на сайт залезть... А как мы узнаем, сколько билеты-то стоят?
Грэй: - Тебе что, ради этого надо в Интернет ходить? Да тут же касса в соседнем здании! Насть, ты хочешь есть?
Стёна, вспомнив: - Да! Я тут такое увидела! Грэй, ты прикинь, я пошла за сигаретами (Грэй морщится), а там у магазина ПЕТЯ стоит! Настоящий! Ты понимаешь, что это значит?
Грэй, перебивая: - Какой еще Петя? Ты лучше подумай, где нам поесть!
Стёна: - Пе-е-тя!!! Барабанщик... ИХ! Они приехали, ты это понимаешь или нет?
Грэй кивает, смотрит грустно.
Грэй: - Ладно, ты, если хочешь, посиди тут, а я пойду куплю нам чего-нибудь.
Грэй уходит через центральную дверь. Стёна молча залезает обратно на диван, достаёт из кармана наушники и включает плеер. Доносится играющий в наушниках, приглушенный припев ПЕСНИ:

Я в сказки почти не верю,
И уже почти взрослею,
Но только я с небес на землю
Падать тихо не умею!

Сцена 3

Раздаётся пронзительный писк сотового телефона – мотив из ПЕСНИ. Стёна просыпается, срывает наушники, судорожно ищет мобильник.
Стёна по телефону: - Ма-аш! Машунь, это ты? Алё! А... Да, я тут уже. Тебя плохо слышно! (встаёт с дивана и далее ходит по холлу, ищет, где лучше связь) Ты точно знаешь, да? Так приехали или нет? А ты где? Ма-аш! Чёрт...
Во время разговора вдоль задней стены слева направо быстро проходит Официант со стопкой салфеток, затем справа налево пробегает Администраторша с ключиком, за ней следом бежит Горничная с грудой полотенец и подушками.
Стёна выключает телефон. Хлопает входная дверь, в нее входит Вторая Горничная в пальто. Видит пробегающую Горничную и, снимая на ходу пальто, семенит за ней.
Вторая Горничная: - Любаня!.. Любаня, погоди, я нашла гель душевой!..
Вторая Горничная скрывается за левой дверью. Стёна запихивает наушники в карман, достаёт ключик с белым номерком и собирается уйти в левую дверь, когда снова хлопает входная дверь и появляется Шофёр. Стёна останавливается, разворачивается и идет к арке, незаметно встает за портьеру.
Шофёр: - Елен Михална! Я к вам тут персон привез! Куда багаж прикажете?
Из левой двери выходит Администраторша, суетливо подбегает к Шофёру.
Администраторша: - В сто четырнадцатую, спаренную люкс! (тихо) Васька! А это правда те, которые “С небес на землю” по телевизору поют?
Шофёр (так же тихо): - Точно, те самые! У них там инструментов тонна! И этот, мохнатый, это точно он ту песню поет!
Администраторша, еще тише: - А они... одни, то есть двое их? Или там еще девушки с ними?
Шофёр, укоризненно: - Ай-ай-ай! Елен Михална! Ну как вам не стыдно!
Администраторша, в полный голос: - Ладно, ладно тебе, Васюнь. Иди вещи неси!
Шофёр выходит на улицу, возвращается с несколькими чемоданами и двумя электрогитарами в чехлах, относит всё это в левую дверь. Чемоданы гремят, что-то звенит внутри, Администраторша ойкает, покрикивает на Шофёра, чтобы нёс осторожно. Он исчезает, грохоча чемоданами.
Из левой же двери выходит Вторая Горничная.
Вторая Горничная: - Елен Михална, я говорю, гель нашла душевой! А то говорят, эти певцы мылом обычным не моются! Ну что, покупать его? Он тут, в “Парфюмерии”, за углом.
Администраторша: - Что ж ты раньше молчала? Беги, дура, они же уже приехали! С поезда помыться захотят, а у нас простое мыло! Ну!
Вторая Горничная бежит в левую дверь, возвращается в пальто, выбегает на улицу.

Стёна хочет выйти из-за портьеры, но боится, что ее заметит Администраторша. Администраторша быстро оглядывает холл, поправляет искусственные цветы, встает в величественную позу лицом к входной двери.
Долгая пауза. Администраторша переминается с ноги на ногу, Стёна поглядывает на нее из-за портьеры, но Администраторша остается на месте.
Наконец раздаются фанфары, хлопает входная дверь. Стёна вжимается в стену. Администраторша вытягивается по струнке. В дверь входит Вторая Горничная с гелем для душа в руках. Фанфары со скрипом и визгом, как зажёванная плёнка, обрываются. Стёна с шумом выдыхает, Администраторшу передёргивает, она оглядывается на портьеру, трясёт головой, наконец срывается с места, подбегает ко Второй Горничной.
Администраторша, хватая Вторую Горничную за плечи и выпихивая в левую дверь: - Ну, шевелись же, еле идёшь!

В левой двери происходит заминка, так как одновременно, навстречу Второй Горничной, в нее втискивается Шофёр. Шофёр, тихо матерясь, расталкивает женщин и бежит к входной двери. Выходит, хлопает дверью два или три раза. Снова учат фанфары.

Шофёр (за дверью, сладким голосом): - Пожа-лста, проходите, ноги вытирайте, осторожно, тут ступеньки...
Шофёр раскрывает входную дверь, пропуская Сашу и Вадима Назгувлиных. Затем обгоняет их, показывая дорогу к левой двери.
Шофёр (еще слаще): - Ваш багаж уже в апортаментах, проходите пожал-ста, сюда...
Саша протягивает Шофёру руку. Шуршит двадцатидолларовая бумажка. Шофёр уходит на улицу, Саша и Вадим выходят в левую дверь.
Администраторша из-за левой двери: - Добрый день, проходите, располагайтесь...
Звук фанфар удаляется вместе с её голосом.

Сцена 4

Стёна выходит из-за портьеры, бледная, безумными глазами смотрит на левую дверь. Сначала очень тихо, затем немного громче, звучит нервная, странная виолончель.
Стёна, тихо, сама с собой: - Я... я просто не верю. Господи, неужели у меня не глюки? Это какая-то фантастика! Саша – здесь! И Вадим... Господи, Боже мой, я просто не верю! В этом чёртовом бараке... Я с ума, наверное, схожу!..
Хлопает входная дверь. Виолончель смолкает. Стёна инстинктивно отступает к портьере, но останавливается перед ней. Входит Грэй с шуршащим полиэтиленовым пакетом.
Стёна, сдавленным шёпотом: - Тише, тише ты! Блин, тут такое творится!..
Грэй, тоже шёпотом: - Пойдём, Настюх, покушаем. Я тут печенья купил, хлеба с колбаской... Пойдём наверх!
Стёна: - Тссс!.. Ты что, хочешь мне все испортить? Ты можешь не шуршать хоть немного? Стой тут, никуда мы не пойдем!
Грэй: - ...Соку... (в полный голос) А почему так все секретно?
Слева доносятся голоса. Стёна, шипя и ругаясь, выталкивает Грэя в арку. Из левой двери выходят Горничная и Вторая Горничная, смеются. Медленно идут через холл к арке, всё время останавливаются, чтобы перевести дух.
Горничная: - Ой, ты это видела? Чудо в перьях!
Вторая Горничная: - А он, этот мохнатый...
Горничная: - Саша!
Вторая Горничная: - Да, Саша этот – заходит в ванную, а я там стою задом кверху! (смеются) Ну да, стою, этот гель пытаюсь открыть об ножку ванны! (смеются)
Горничная: - А он так сзади цап тебя! А?
Вторая Горничная (перестаёт смеяться): - Да нет, ну ты что...
Почти входят в арку, им навстречу вылетают Стёна и Грэй, все четверо останавливаются как вкопанные.
Стёна: - Мммм... А где тут... Туалет у вас?
Горничная, удивленно: - Да там вообще-то (показывает на левую дверь), у номеров туалеты...
Горничные, тихо перешёптываясь, скрываются в арке. Стёна хихикает, сначала тихо, а потом все громче и громче, и, наконец, смеётся во весь голос, утыкается носом в плечо Грэя. Грэй тоже начинает хмыкать. Через некоторое время они хохочут один громче другого, начинают носиться по холлу, играть. Стёна срывает с искусственного цветка ветку, швыряет в Грэя. Грэй запускает в неё колбасой и печеньем из пакета. Затемнение.

Сцена 5

Пятачок у кассы местного заводского клуба. На окошке кассы надпись “перерыв”. Справа от кассы – вход в клуб, над ним висит фонарь. Маленькая очередь, состоящая из Местных фанатов и фанаток группы Nazgul, Стёна стоит в конце очереди. Грэй сидит на широкой скамье в стороне, читает книжку.
Все Местные фанаты друг друга знают, потому переговариваются и косо посматривают на Стёну и Грэя.
Первая Местная наконец решается подойти к Стёне.
Первая Местная: - Привет! Ты давно Nazgul слушаешь?
Стёна: - Ну, год будет. А что?
Первая Местная: - Я тебя просто раньше не видела. Ты на какой улице живёшь?
Стёна (сдерживает смешок): - Я в Москве живу. Я тут у вас первый раз.
Вторая Местная: - Чё, правда? Москвичка? (смотрит на Грэя) А он с тобой?
Стёна: - Да... Ну как, мы учимся вместе. Мне ж надо было кого-нибудь с собой взять, вот он согласился.
Первый Местный: - А где ты учишься? Кстати, как тебя зовут?
Стёна: - Стёна меня зовут, я в колледже учусь юридическом...
Вторая Местная (присвистнув): - Нехило! Как-как тебя зовут?
Стёна: - Стёёёна. Настя, если по-русски. Только лучше – Стёна.
Первая Местная: - А этого твоего приятеля как зовут?
Стёна: - Грэй. Я, если честно, сама не знаю настоящее имя. Он вообще с другого курса.
Первый Местный: - А зафиг вы так далеко вдвоём поперлись?
Вторая Местная: - Ты бы спросила, как его зовут... Симпатичный такой!
Стёна (Второй Местной): - Да мне и клички, вроде, хватает.
Первая Местная: - Не стрёмно с незнакомым парнем в другой город ехать?
Стёна: - Ну мне же нужен бодигард. А Грэй – он надёжный, и вообще умница.
Третья Местная: - А, понятно всё с вами! Медовый месяц на гастролях Nazgul’ов!
Стёна: - Да нет, вы чего все? Ему вообще, по-моему, девочки не нравятся...
Вторая Местная: - В смысле?
Первый Местный: - Ого! Он что, пидор?
Грэй на секунду поднимает глаза от книги, затем продолжает читать.
Третья Местная: - Заткнись, дебил! Он же услышит. (Стёне) Слышь, Стёна, а правда, зачем вы так далеко поехали? Что, большие поклонники Nazgul’а?
Стёна: - Ну как, я – в принципе, да, Грэй их вообще-то даже не слушает, просто концерт посмотреть захотел.
Первая Местная: - А что, ему в Москве концертов не хватает? Ну вы даёте!
Первый Местный: - Это уж точно, у вас там каждый день всякая фигня, небось, пять раз в неделю ходите на концерты!
Стёна: - Да с чего вы взяли?
Вторая Местная: - Что мы, не знаем, что ли? Всё время в Москве фестивали какие-то, клубы...
Третья Местная: - А я слышала, недавно Саша Nazgul сольный концерт делал в Москве.
Стёна: - Ничерта он не делал! Сашёк со “Снайперами” просто одну песню спел, причем не в Москве это было, а в Питере! Nazgul’ы вообще в Москве не выступают, только летом, на всяких фестах.
Первая Местная: - Как же не выступают, когда они там живут?
Первый Местный: - А что вам, фестивалей мало?
Стёна: - Ну схожу максимум на один фестиваль, и всё. Не буду же на все ходить, лучше на сольник Nazgul съезжу в другой город!
Вторая Местная: - А что так? Я бы, если б жила в Москве, на все-все концерты ходила! Я Вадима просто обожаю, он такой красавчик!
Стёна: - Вадим, конечно, вне конкуренции...
Третья Местная: - Тоже мне, поклонница. У тебя под носом братья Назгувлины живут, а ты...
Стёна (Второй Местной): - Ты хоть знаешь, сколько это всё стоит? В Москве же цены совсем другие! Я бы - с руками и ногами...
Первый Местный: - А у нас что, очень дёшево? Пятьсот рублей – в хреновом клубе!
Стёна (ошарашено): Как пятьсот? Разве не двести?
Испуганно смотрит на кассу, достает кошелёк, считает деньги.

Сцена 6

Стёна: - Грэй!.. (громче) Грэй!
Грэй снова отрывается от книги, медленно встаёт, подходит к Стёне.
Стёна отстраняясь от Местных: - Грэй, у тебя деньги есть? То есть ЕЩЁ деньги есть, кроме твоих двухсот?
Местные фанаты молча наблюдают за ними. Грэй шарит по карманам, достает одну купюру за другой. Пересчитывает.
Грэй: - Двести, триста... Триста восемдесят... О, пятьсот...
Стёна, тихо: - У тебя рублей семьсот будет? Билеты по полштуки!
Грэй: - Что, серьёзно? Знаешь, по-моему, у меня меньше...
Стёна: - А у меня всего три сотни осталось! На билет и на дорогу... Вот если б ты мне одолжил немного...
Грэй, перестав считать деньги: - Да это не вопрос, только у меня на двоих не хватит!
Стёна: - Ну и что же нам делать? Господи, неужели я не попаду на этот чёртов концерт? Столько мороки – и всё зря?!
Грэй: - Погоди, не паникуй... Слушай, Насть, а твоя подруга уже приехала?
Стёна: - Машка-то? Не знаю, должна была по идее...
Грэй: - Ну так позвони ей! Может, она тебе одолжит.
Стёна: - Ха! У меня есть идея получше! Грэй, ты знаешь, что ты гений?.. Я тебе про Машу ничего не рассказывала?
Грэй: - Ну, что-то рассказывала...
Стёна: - Это просто здорово, что ты именно о ней вспомнил!.. Так вот, Маша Nazgul’ов слушает уже лет пять, она, по-моему, ни одного концерта не пропустила за это время, всё про них знает, даже кое-что сверх нормы! (усмехается) И знаешь, у меня такое чувство, что они тоже её неплохо знают... И, если я ещё не совсем рехнулась, она последние пару лет на их концертики нахаляву ходит! Так может, она и меня проведёт?
Грэй: - Ну так давай, звони ей!
Стёна: - Ой, извини!.. Какая ж я эгоистка, меня, значит, проведёт, а ты платить будешь?
Грэй: - Да ладно тебе...
Стёна: - Нет уж, тогда надо, чтобы нас обоих пропустили...
Возле кассы начинается заметное оживление, открывается окошко, Местные один за другим покупают билеты и отходят в сторону. Очередь быстро кончается.
Вторая Местная: - Стёна, ваша очередь!
Стёна с Грэем оборачиваются, видят, что касса открыта.
Стёна: - Спасибо, мы ещё думаем... Всё равно народу пока что нет.
Грэй: - Ты звони давай, а то поздно будет.
Стёна: - Ладно, сейчас...
Стёна достаёт телефон. Любопытные фанаты толпятся вокруг неё, она отходит в сторону, они постепенно переходят поближе к ней. Стёна снова отходит, собирается позвонить, но видит, что Местные опять её окружают. Она опускает сотовый, нервным шагом уходит.
Грэй идет за ней следом, фанаты разочарованно смотрят им вслед, по одному расходятся в разные стороны.
Рука высовывается из окошка кассы и громко его захлопывает.

Сцена 7

Под энергичную инструментальную музыку очень быстро происходит следующее:
Из-за кулис выходит Вторая горничная, задергивает длинные шторы, закрывая кассу; одновременно появляется Шофёр с табуретом и бардовым пуховым одеялом в руках, ставит табурет, бросает на скамью одеяло (она превращается в кровать), оба уходят. Их сменяет Горничная с подушками и полотенцами, подушки бросает на кровать, полотенца – на табурет, поправляет постель, уходит. Официант вкатывает уже накрытый к обеду столик на колесиках, ставит возле кровати, уходит.
Музыка постепенно становится тише и мелодичней. Свет тускнеет.

Из сумрака в глубине сцены выходит Саша Назгувлин. Он подходит к столику, открывает бутылку красного вина, наливает по чуть-чуть в два бокала.
Саша: - Давай выпьем немного, администраторша утверждает, что это настоящее бургундское.
Слышен шорох скользкой ткани, появляется Девушка в длинном плаще. Девушка снимает плащ, бросает его на табурет с полотенцами и подходит к столику, подобострастно глядит на Сашу.
Саша, тихо и вкрадчиво: - Ну что ты? Малыш, я же не Мона Лиза, чтобы меня так рассматривать!
Он протягивает Девушке бокал, она поднимает его и, слегка взбалтывая, смотрит на свет.
Девушка, усмехаясь: - Подделка, конечно. Так что, за нас?
Саша: - За нас, малыш.
Они легонько чокаются, пробуют вино. Девушка морщится, Саша забирает у неё бокал, мягко берёт её за руку и ведёт к кровати. Он садится на постель, Девушка остаётся стоять возле него, он обнимает её за талию, гладит её спину и бёдра, притягивает к себе. Девушка погружает пальцы в его волосы, наклоняется и целует его в шею.
Громко звонит мобильный телефон (веселая попсовая музыка). Они продолжают ласкать друг друга, Девушка садится к Саше на колени. Телефон не перестаёт трезвонить. Девушка со вздохом встаёт, идёт к своему плащу, достаёт из кармана сотовый.
Девушка: - Да, я слушаю... Что? Как ты себе это представляешь?! И с чего ты взяла, что я могу... (долго слушает) Ладно, ничего страшного. (выключает телефон, убирает его обратно в карман плаща) Дура.
Саша: - Что у тебя стряслось?
Девушка: - Да ну, мало ли идиотов.
Саша: - Только, пожалуйста, не расстраивайся из-за пустяка. Иди ко мне.
Девушка послушно подходит к нему, садится рядом с ним на постель.
Саша: - Нет, малыш, так не пойдет. Ты всё-таки расстроилась?
Девушка молча кивает. Саша одной рукой приобнимает её за плечи, она склоняет голову ему на плечо. Пауза. Стук в дверь. Девушка отстраняется от Саши, он опускает руку.
Саша: - Войдите!
Входит Вадим, замечает Девушку, останавливается.
Девушка: - Привет, Вадим.
Вадим, удивленно: - Добрый день, барышня!
Пауза.
Саша: - Ну что, разгрузили аппарат?
Вадим, очнувшись: - Да, конечно, уже почти всё подключили... Там, знаешь, правда акустика хреновая.
Саша: - Да ладно, какая тут разница? Зал маленький, хоть без микрофона пой.
Вадим, шутливым тоном: - Конечно, только нас тогда Петька влёгкую сделает со своими тамтамами!.. Слушай, Сань, ты бы собирался уже, что ли. Два часа всего осталось.
Саша: - Что, правда? Очень жаль... (выразительно смотрит на Девушку) Ну хорошо, сейчас соберусь.
Вадим: - Намёк понял.
Вадим уходит. Как только он исчезает, Саша решительным жестом притягивает Девушку к себе. Затемнение.

Фанатка


Действие 2

 

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
(Концерт)

Сцена 1

Вечер. Тот же пятачок у кассы клуба. Над дверью клуба горит фонарь. Играет негромкая рокопопсовая музыка (из репертуара Nazgul). Толпятся, зябко кутаясь в ветровки и свитера, Местные фанаты и фанатки, с ними Стёна и Грэй. Стёна ходит туда-сюда, нервно жуёт незажённую сигарету, копается в меню телефона. Грэй хмуро провожает её взглядом.
Грэй: - Насть, может, сядешь, посидишь?
Стёна (срываясь на крик): - Посидишь? Как тут сидеть?! Концерт вот-вот начнётся, Машки нет, билетов нет, и я вообще хрен знает что здесь делаю!
Грэй: - Настя!
Стёна: - Не называй меня Настей, сколько можно повторять, а?!
Грэй останавливает её, за локоть отводит к скамье.
Грэй: - Тише, тише! Тут криком ничего не сделаешь.
Стёна раздосадованно плюхается на скамью, скрючивается дугой, охватывает голову руками. Грэй садится рядом.
Грэй: - Послушай! Давай реально смотреть на вещи: билеты в кассе есть, значит кто-то из нас ещё может пойти. Я Nazgul’ов практически не слушаю. Ты их слушаешь уже который год...
Стёна, глухо: - Первый год.
Грэй: - Всё равно, ты их год слушаешь. Значит, будет справедливо, если ты купишь себе билет и пойдёшь на концерт.
Стёна: - Ага, куплю билет на твои деньги, а ты что будешь делать?!
Грэй: - А я... Я погуляю, город посмотрю!
Стёна, глухо: - Не смешно.
Грэй: - Да я серьёзно! Настюх, иди, тебе же это надо, а мне, в общем-то, всё равно, на концерт пойти или погулять!
Стёна, улыбаясь и сглатывая слёзы: - Ты что, правда не очень хочешь на концерт?
Грэй, сдержанно улыбаясь, кивает.
Стёна: - Грэй, ненаглядный мой! Как же я тебя бесконечно обожаю!
Стёна порывисто кидается к нему на шею. Грэй осторожно обнимает Стёну, гладит её волосы.

Сцена 2

Местные фанаты и фанатки удивленно оглядываются на Грэя и Стёну.
Первый Местный: - Да, девчонки, я что-то явно не догоняю!
Третья Местная: - Чё тут догонять?! Подумаешь, пидор с девчонкой дружит! XXI век на дворе!
Первая Местная: - Да уж, в Москве это нормально, наверное.
Стёна освобождается от объятий Грэя, оба сидят молча и смотрят в никуда.
Вторая Местная: - Ребят, сколько времени?
Второй Местный, из дальнего угла: - Половина.
Третья Местная: - Вот блин, ещё полчаса ждать!
Стёна, сидя на месте и всё так же глядя в никуда: - Расслабься, они раньше чем через час не начнут.
Первый Местный: - С чего ты взяла?
Стёна: - Начало всегда задерживают. Один раз мы с Машей, моей подругой, на съёмках клипа были, так они нас два с половиной часа гноили.
Вторая Местная (недоверчиво): - На съёмках? А что это вы там делали?
Первый Местный: - “Вы” – это кто? Вдвоём, что ли?
Стёна: - Нет, много народу, всё московское фанатство. Они всех собрали, кого смогли, и пригласили для массовки.
Третья Местная: - Ясное дело, не на первые роли.
Грэй встаёт со скамьи, идёт к кассе.
Стёна: - И мы два с половиной часа на морозе стояли. Это зимой было, февраль месяц.
Первая Местная: - Нифига себе шуточки!
Третья Местная: - Небось, все задницы поотмораживали себе!
Стёна: - Ага, я себе бронхит тогда заработала. Но это ещё что! Ещё раньше, на большом концерте 4 ноября, мне руку сломали!
Второй Местный, из угла: - Ты так с ними калекой станешь!
Вторая Местная: - Блин, клёво вам в Москве жить – раз тебе концерт, съёмки... Офигенно! А я Вадика Назгувлина только раз живьём видела!
Первая Местная: - А я его вчера на вокзале видела!
Стёна: - Как это ты его вчера видела, если они только сегодня днём приехали?
Третья Местная (Стёне): - Ты-то откуда знаешь, когда они приехали?
Стёна, подумав: - Знаю и всё.
Грэй возвращается к скамье с билетом в руках. Стёна встает задумчиво, по-прежнему смотрит куда-то вдаль.
Первая Местная: - Ну ты знаешь и всё, а я Вадичку вчера на вокзале видела!..
Вторая Местная, перебивая Первую местную: - А у него девушка есть? Он такой обалденный, наверное, гарем держит!
Стёна: - А ты не знаешь разве, что он женат? Давно причём, уже года три как.
Вторая Местная, расстроенно: - Да ладно... Блин... Блин, я не знала, правда!
Третья Местная: - Стёна, а тебе кто больше нравится, Саша или Вадим?
Стёна, немного воодушевленнее: - Ну и вопросики! Разве можно такое спрашивать? Они же совсем разные! Вадик симпатичный, голосистый малый... Но Саша, по-моему, куда умнее, и вообще интереснее.
Первая Местная, с усмешкой: - Потому что холостой?
Стёна: - Ну это-то здесь причём? У него тоже девушка есть, Аня. Классная, кстати, тётка.
Первый Местный: - “Тётка”? Ей что, лет сорок?
Вторая Местная: - А она хоть симпатичная?
Стёна: - Аня – просто суперская девушка! “Тётка”, потому что ей тридцатник стукнул. Она умная, красивая, в общем, конфетка!
Третья Местная: - Ну блин! Я начинаю ревновать!
Стёна: - Глупости это всё, пока Сашка на сцене – он наш, и ничей больше. А вот его личная жизнь никого из нас не касается.
Первая Местная: - Кто сказал? А может, ему понравится какая-нибудь поклонница?..
Стёна, подняв глаза, вдохновенно: - Он Аню любит. И точка.
Стёна разворачивается к Первой Местной спиной, лицом к Грэю.
Грэй: - Я билет купил. (протягивает билет) Тебе Маша так ничего и не ответила?
Стёна: - Не-а, я ей четыре sms-ки отправила, она ни на одну не среагировала. Наверно обиделась на мою наглость...
Грэй: - Уже без пяти. Иди в зал, что тут мёрзнуть зря?
Стёна, усмехаясь: - А, ты хочешь помёрзнуть в гордом одиночестве?
Грэй: - Да-да, только об этом и мечтаю! Иди, я как-нибудь сам справлюсь.
Стёна: - Валяй, дружок! Ладушки, спасибо тебе, добрая фея, за билет, я в Москве всё верну! Честно!
Грэй, улыбаясь: - Верю, верю! Приятно оторваться!
Стёна, убегая, через плечо: - Мерси, Грэй!
Стёна изчезает в двери клуба. Местные фанаты идут следом за ней. Грэй остаётся один, подходит к кассе, разглядывает окошко. Из окошка тут же высовывается рука и с грохотом захлопывает его. Грэй отшатывается от окошка, идёт к скамье, садится и упирает взгляд в пол.

Сцена 3

Грэй прислушивается.
Из открытой двери клуба доносятся крики и свист нетерпеливой подростковой толпы. Кто-то кричит “Nazgul!..”, и постепенно вся толпа начинает скандировать “Nazgul!.. Nazgul!..”. Доносятся звуки электронного интро, свет гаснет, фонарь тускнеет, дверной проём начинает светиться желтым и красным, как будто в клубе начинается концерт. Мелькают длинные тени зрителей, поднимающих руки. Рев толпы резко нарастает – группа выходит на сцену клуба.
Звучат первые аккорды ПЕСНИ, Вадим высоким сильным голосом поёт припев:

Я в сказки почти не верю,
И уже почти взрослею,
Но только я с небес на землю
Падать тихо не умею!

Куплет ПЕСНИ заглушают крики и свист довольной толпы. Через некоторое время слышно, как Вадим приветствует зрителей. Постепенно весь этот шум становится тише.
Из двери клуба вываливается запыхавшаяся, взъерошенная Стёна. Фонарь загорается ярче.
Грэй: - Ты чего? Концерт же только начался!
Стёна, замечая Грэя: - А, ты так тут и сидишь? (в сторону) Чёрт, что же это такое?
Грэй: - Что случилось, Насть? Ты какая-то странная...
Стёна, тихо: - Это не я, это ОНИ какие-то странные!
Грэй: - Что, разве Назгувлины сегодня плохо поют?
Стёна: - Замечательно поёт, как всегда, роскошно Вадик поёт. А вот Саня не поёт. В этом-то всё и дело.
Грэй: - Ну так он же не должен петь в этой песне, он на гитаре играет, правильно?
Стёна, нервно: - Не играет, ни на чём Саша не играет. Нету его на сцене. Боже мой, что-то случилось, я точно знаю. Вадик сам не свой, петь - поёт, а сам всё за кулисы поглядывает. Господи, что-то нехорошее случилось!
Грэй: - Ну ты что, если бы что-то с ним случилось, концерт бы отменили! Брось, ерунда это всё...
Стёна: - Ерунда?! Тебе – ерунда, а для меня – с человеком что-то случилось! Такого не было ни разу, Вадим сам ЕГО гитару взял, хотя он не очень играет... Хоть бы Маша трубку брала... Она единственная меня понимает.
Грэй: - Саша, наверное, уже пришёл, а ты тут ждёшь! Иди концерт смотреть, а?
Виолончель начинает играть нервную, ломаную мелодию, тревожный мотив постепенно нарастает.
Стёна: - Нет, он здесь пойдет, тут другой дороги не может быть. А если он мимо тебя не проходил, значит, его всё нет. Боже мой, что же случилось-то?.. Знаешь, у меня сердце вот-вот биться перестанет, так страшно. Я не пойду никуда, пока его не увижу живым и здоровым. (Пауза) Знаешь, мне иногда кажется, что мы с ним как будто из одной льдины высечены, только я родилась не там и не тогда, мне надо было с ним родиться рядом... Я смотрю на его руки, на его пальцы... Ты знаешь, я всегда вижу не гитариста, а его пальцы... Тонкие, цепкие, ловкие, но такие, кажется, ленивые, а в них столько скрытой силы, это движение меня с ума сводит...
Грэй слушает очень внимательно, но как будто не совсем понимает. Стёна, не глядя на него, говорит почти безостановочно.
Стёна: - Я не знаю, что это... Любовь? Просто смешно. Но иногда я чувствую, что что-то страшное с ним творится, и мне вдруг становится очень больно, и я начинаю ни с того, ни с сего о нём думать, часами, сутками, только о нём. И не могу успокоиться, не могу понять, что со мной. А потом само как-то проходит... Но сейчас меня так выкручивает, никогда такого не было – до тошноты, даже голова кружится при одной мысли... О нём... Что-то случилось, будет что-то ужасное, я точно знаю, и нечего меня успокаивать: я знаю точно, я жду самого худшего.
Звук виолончели внезапно обрывается.
Грэй, хрипло: - Господи... Насть, иди на концерт, Саша, наверное, всё-таки через другой вход прошёл.
Стёна, не выходя из оцепенения, молча уходит в клуб. Снова тускнеет свет, громче становится шум концерта. Вадим поёт другую песню, более ритмичную и танцевальную:

Сверкает лужами,
Маячит стужами,
Прекрасна и смешна,
Приходит к нам весна.

И не сидится ей,
И не лежится ей,
Засада дурочкам
По переулочкам!

Ядовитое солнце выжжет глаза
Никогда не вернется сухая слеза
Ядовитое слово в цель попадёт
И прямая дорога никуда не ведёт!

Последние четыре строки подхватывает толпа, заглушая последние слова. На проигрыше музыка и крики снова становятся дальше и тише. Фонарь светит чуть светлее.

Сцена 4

Доносятся торопливые шаги. Слева появляются Саша с Девушкой. Они быстро идут к клубу. Где-то посередине пути Саша внезапно останавливается, достаёт из-за пазухи телефон (звонок тихий – “Лунная соната”). Девушка становится позади него.
Саша: - Алло!.. (улыбается) А, привет, любовь моя. Что-то ты пропадаешь... Пропадаешь, говорю! Ты где сейчас? (его лицо вдруг мрачнеет) Что, серьёзно? Нет, у меня сейчас концерт, я никак не могу тебя встретить! Ладно... Хорошо. (выключает и убирает телефон) Мать твою... (Девушке) Малыш, у нас маленькая неприятность!
Девушка: - Что такое, милый?
Саша: - Анька, видишь ли, соскучилась по мне очень... Не в силах дождаться, пока я в Москву вернусь, и приехала сюда, мать её!
Девушка, испуганно: - Как приехала? Без предупреждения?
Саша: - Да уж, прямо как в анекдоте... Только мне что-то не смешно. Малыш, ты меня прости, но сама понимаешь...
Девушка, раздосадованно: - Мне надо исчезнуть, да?
Саша кивает. Девушка нежно берёт его руку, целует в ладонь.
Девушка: - Я люблю тебя... Если ты скажешь мне исчезнуть, я исчезну, скажешь под машину прыгнуть... Я всё для тебя сделаю, Сашенька, милый!
Саша, немного раздражённо, снова кивает в ответ. Девушка целует его и, опустив голову, уходит в клуб.
Саша скрывается за правой кулисой. Темнеет, звуки концерта приближаются. Nazgul’ы играют инструментальную композицию. Через минуту в неё врывается рёв электрогитары. Обезумевшие от радости зрители что есть силы орут “Саша!.. Саша!..”.

Сцена 5

Композиция заканчиватся, группа уходит со сцены клуба, но зрители долгое время остаются в зале и зовут на бис.
Из правой кулисы появляются Саша и Вадим. Оба выглядят злыми и усталыми. Останавливаются, закуривают.
Вадим: - Я тебе тысячу раз говорил, что так будет. Аня – слишком умная женщина, чтобы строить из себя слепую и глухую.
Саша: - Ну откуда же я мог знать, что она может такое устроить?
Вадим: - А тебе не кажется, что дело в этой девке? Она что, не знала, что Аня здесь? Какого хрена она припёрлась в гримерку, а?
Саша: - Я сказал ей, что Аня приехала. Но кто же знал, что она уже в клубе? Малышка ступила, чёрт с ней, а вот с Анькой мне теперь как быть?
Вадим: - Своей головой, может, подумаешь, умник? Как что – давай, Вадик, соображай! Это я, что ли, цепляю всяких малолеток?
Саша: - Нет, конечно, ты же у нас святой! Преподобный праведник Вадик! (сплёвывает) ...Один раз прокатило, но теперь она, по-моему, серьёзно хочет уйти.
Из клуба, осторожно озираясь, выходит Девушка, видит Назгувлиных.
Девушка, шёпотом: - Сашенька!.. Это ты?
Вадим, презрительно: - Ты и сюда припёрлась, малолетка? Слушай, дитё, иди-ка погуляй, достаточно ты уже наворотила!
Фонарь над входом в клуб со звоном гаснет.
Девушка испуганно и умоляюще глядит на Сашу. Он отводит глаза, молчит.
Девушка бросает на Вадима ненавидящий взгляд, разворачивается и быстро уходит, постепенно переходя на бег.
Саша и Вадим гасят окурки, выбрасывают в урну возле кассы и уходят обратно в правую кулису.
Грэй осторожно оглядывается, встаёт со скамейки и идёт к двери клуба.

Сцена 6

Зрители, среди которых все Местные фанаты и Грэй со Стёной, начинают выходить из клуба, громко разговаривая и делясь впечатлениями от концерта. Несколько человек заводят споры о том, почему Саша появился на сцене только в самом конце.
Большая часть зрителей расходится, остаются только Стёна, Грэй, Вторая Местная и Первый Местный.
Стёна: - Ну он сегодня дал! Насколько он опоздал, минут на сорок? Я ни разу такого не видела!
Первый Местный: - Даже девчонки так на свидания не опаздывают!
Стёна: - Вообще, кусок прикола!
Вторая Местная: - Может, у него голова болела или ещё что-нибудь?
Стёна, прыснув: - Ещё что-нибудь?!.. Да уж, разболится от такой жизни... (хохочет) ...всё что угодно!
Вторая Местная: - Фу, какая ты пошлая! (смеётся) ...Да уж... Сильно же ты Сашу любишь!
Стёна: - Люблю, как не любить! Но это же не значит, что ему всё можно! Деловой такой, я не могу, приполз к последней песне!
Первый Местный: - Я уж, честно говоря, забеспокоился... Долго ж его не было, а Вадим молчит, как партизан!
Стёна, перестав улыбаться: - Не то слово! Я очень за него беспокоилась...
Вторая Местная: - Нет, ну правда, где он так долго мог пропадать?.. (лукаво) Может, встретил какую-нибудь симпатичную поклонницу?..
Стёна, резко: - С ума сошла? Даже не заикайся о таких глупостях! (Видит, что Вторая Местная насупилась, мягче) Он ведь не какой-нибудь сладкозадый попсовый урод, у него совесть есть... И Аня... Кстати, мне показалось, я её видела сбоку за кулисами, во всяком случае, прическа – её...
Грэй: - Да, она приехала.
Стёна, изумлённо: - Ты-то откуда знаешь?!..
Грэй: - Саша с Вадимом тут выходили, и что-то про неё говорили...
Стёна: - Они были здесь, и ты не мог меня позвать?! Знаешь, как это называется?
Грэй: - Зачем? Они просто вышли покурить, что в этом интересного?
Вторая Местная: - А что они ещё говорили? Может, ты понял, почему он опоздал?
Грэй: - Нет, ничего я не слышал. Я и не прислушивался особо.
Первый Местный, с издевкой: - Что, типа неприлично?!
Грэй, невозмутимо: - Типа да. (Пауза. Стёне) Давай пройдёмся немного.
Стёна кивает. Они, помахав рукой Местным, молча медленно идут гулять. Первый Местный и Вторая Местная, пожав плечами, уходят.

Сцена 7

Грэй оборачивается, видит, что Местные ушли, ведёт Стёну обратно и усаживает на скамью.
Грэй: - Что-то сегодня удивительно холодно! До конца лета ещё так долго...
Стёна: - Это точно. Ещё почти месяц, а ночи холодные, как осенью.
Грэй: - Но всё равно, хорошо как-то. Тихо... А воздух – чувствуешь, как здесь легко дышится? Это тебе не Москва, конечно.
Стёна: - Мда... Чисто тут, ничего не скажешь. А луна какая – обгрызенная с левого боку, а всё равно светится, как стоваттная лампочка!
Грэй: - Какое у тебя воображение! Забавно... Стоваттная лампочка...
Стёна: - У меня ещё и не такой бред бывает... Вот, например, наша администраторша в гостинице мне напоминает какую-то большую нервную овцу – чуть что, сразу начинает бегать, копытцами топать и блеять так: “Меееее!..” Ужас!
Грэй: - У неё просто работа такая, нервная.
Стёна: - Уж наверное.
Грэй: - А знаешь, на кого ты похожа?
Стёна: - Ничего себе! Ну валяй, говори!
Грэй: - ...Ты похожа на котёнка, такого маленького, серенького, очень ласкового и очень игривого! У тебя такие крохотные лапки, хвостик – как пушинка... И носик... Розовенький...
Стёна, торопливо: - ...Ты чего это? Грэй, ты что, совсем замёрз, да? Может, тебе бай пора?!
Грэй: - Да, я, пожалуй, правда замёрз! А тебе не холодно? Ты садись поближе, хочешь, ко мне на коленки – теплее будет!
Стёна, шутливо: - Да я тебя раздавлю!..
Грэй придвигается ближе к Стёне, обнимает её за талию. Стёна сидит очень прямо, как будто боится шелохнуться.
Грэй, после паузы: - Может, сядешь? Оба согреемся!
Стёна: - Ну, может, пойдём в гостиницу, раз ты так замёрз? Поздно всё-таки, поезд утром...
Грэй: - Ты серьёзно? Насть, я просто думал... Может, не стоит торопиться...
Стёна: - Да ладно тебе! Пойдем, чё тут фигнёй страдать?
Грэй: - Знаешь, это так неожиданно... Ты уверена?
Стёна: - Странный ты какой... Конечно, уверена! Пойдём, времени уже, наверное, час ночи!
Грэй молча берёт её руку и целует пальцы. Стёна изумлённо смотрит на него, ничего не понимает. Грэй обнимает её обеими руками и целует в губы. Стёна резко отталкивает его, вскакивает со скамьи и отлетает на несколько шагов.
Стёна: - Грэй... Грэй, ты чего, а? Ты... Ты совсем рехнулся, да? Это же... Господи, какой абсурд!..
Грэй: - Что? Что такое, Насть?
Стёна: - Как это что такое? Как это что? Это не ты, это я тебя спрашивать должна, что это!
Грэй смотрит на неё ошарашено, не знает, что сказать.
Стёна: - Что ты строишь из себя святое изумление? Грэй, уж будь добр объяснить своё... Я даже не знаю, как это назвать! Грэ-эй!.. Да что вы все взбеленились, а? Даже ТЫ! Уж от кого не ожидала...
Грэй: - Я ничего не понимаю... Я ничего НЕ ПОНИМАЮ, Настя! Ты сама сказала – идём в гостиницу...
Стёна: - Да мало ли, чего я сказала! Не в том дело!.. (вдруг догадавшись) О боже! Ты подумал, что я... Да ты просто озабоченный, и всё!
Грэй: - Я? Я озабоченный? Что ты, Настенька, ну что ты говоришь?! Я... ты мне очень нравишься... Нет, не нравишься, я просто без ума от тебя! Как ты этого не поняла – я без тебя ни минуты не могу, ты – ты самая удивительная, самая очаровательная девушка...
Стёна, совершенно убитым голосом: - Грэй!.. Но как такое может быть? Ты же... ну ты же...
Грэй: - Что? А почему этого не могло случиться? Я увидел тебя как ты есть, настоящую, здесь, вдали от Москвы, от колледжа, твоих безмозглых подружек...
Стёна, медленно выговаривая каждое слово: - ...Ты же мальчиков... Мальчиками интересуешься...
Грэй, дико закашливаясь: - Я?! Мальчиками?!.. Что?! Как же... Что за хрень?..
Стёна: - Ты хочешь сказать... что никогда... Боже мой, значит, всё это время ты на меня... То есть ты относился ко мне...
Грэй: - До свиданья.
Грэй резко встаёт и хочет уйти, но останавливается и бросает:
Грэй: - А твой этот Саша – полный урод! Пока ты тут по нему страдала, он в гостинице трахал какую-то шлюху!
Грэй уходит. Стёна садится на пол.

Сцена 8
(Карты на стол)

На сцене темно, едва можно различать предметы. Снова, тихо и нервно, играет виолончель. Мелодия звучит тоскливо и немного фальшиво. Из клуба выходит Девушка, плетущейся походкой идёт к левой кулисе, посреди пути спотыкается о сидящую на полу Стёну, падает. Возня, тихая ругань.
Девушка, вставая на ноги: - Извините... Простите, я вас не заметила!
Стёна, тоже поднимаясь, смущённо: - Это вы меня извините, я тут, как бомж какой-то, уселась...
Девушка: - Темнота такая... Фонарь тут был вроде, да перегорел... А что вы так сели, на землю прямо?
Стёна: - Я себя неважно чувствую... Совсем хреново.
Девушка: - Правда? Просто удивительно – я тоже! А что с вами случилось, если не секрет?
Стёна: - Знаете, глупо конечно, но меня разочаровали... Всего лишь.
Девушка: - Серьёзно? Вас всего лишь разочаровали? Бывает... Особенно, если это мужчина... Знаете, только вот начнёшь понимать, что не все они – ублюдки и сволочи, что есть среди них действительно умные...
Виолончель звучит мягче, лиричнее.
Стёна: - Добрые...
Девушка: - Внимательные...
Стёна: - Верные...
Девушка: - Решительные...
Стёна: - Благородные...
Девушка (слышно, что улыбается): - Ну это вы слишком... Такие давно перевелись...
Стёна: - Это уж точно... Ладно этот... Но ОН, может быть, единственный мужчина, в которого я верю... верила... Я, наверное, просто глупая наивная дурочка: по мне, если человек ПИШЕТ МУЗЫКУ, если он ПОЁТ – значит он уже причастен к чему-то божественному, значит он уже – благороден...
Девушка: - Странно... Знаете, это совсем не глупо! Я тоже так всегда думала... Не знаю, может, теперь я должна перестать так думать, но я не уверена...
Стёна: - А что с вами случилось?.. Если не секрет?
Виолончель снова играет более нервно.
Девушка: - Меня тоже, наверное, разочаровали... И предали. Он меня предал. Понимаете, получилось очень некрасиво – когда мне очень нужна была его помощь, он просто смотрел, как меня унижают, и молчал. Тоже, кстати, музыкант... Певец хренов...
Стёна: - Это ужасно. Не знаю, что может быть хуже такого... Вас унижали ни за что ни про что – а он просто смотрел!
Девушка: - Ну, к сожалению, это не совсем так. Я заслужила это унижение. Я играла ужасную роль, и мне это казалось вполне нормальным... Я, знаете ли, была не более чем шлюха. Обыкновенная шалава. У меня и не могло быть другого статуса, я была маленькая любовница на чёрный день – то есть просто халявная шлюха.
Стёна: - Ха! Вот ведь интересно, я тоже почти готова была согласиться на такое... Но я верила в его... благородство! (усмехается) Я думала, что такой, как он, никогда не заведет себе, как вы выразились, “халявную шлюху”. Это меня и останавливало... Вера в чудеса! ...И, к тому же, он такой весь богемный, со мной почти не знаком...
Девушка: - Да, звёзды всегда кажутся такими вот недоступными... Но стоит только дать понять, на что ты согласна ради его внимания... (пауза) Кажется, сегодня я в последний раз была на его концерте.
Стёна: - Вы... то есть он... Простите, что я сую нос в ваши дела, но он что – из Nazgul’ов?!
Девушка: - Ой, я сама проболталась! (смешок) Да какая теперь разница! Все, кому надо, уже в курсе... Саша Назгувлин.
Стёна: - Как?! Вот ведь что получается – мы с вами говорим об одном человеке!
Девушка: - В самом деле? Ну, тогда я наконец всё поняла: вы его фанатка?
Стёна: - Можно и так выразиться... Хотя это очень грубое слово.
Девушка: - Ладно вам, “халявная шлюха” звучит ещё хуже!
Стёна: - Наверное, это просто разные стадии одной заразы.
Девушка: - Очень похоже на то.
Стёна: - Вы меня простите, но мне, пожалуй, пора. Поезд завтра в восемь утра.
Девушка: - А!.. Поезд... А я уж испугалась... Впрочем, неважно.
Стёна: - Спасибо вам! Сама уж не знаю за что... Спасибо, что дали понять, что меня ждет!
Девушка: - А вам спасибо, что напомнили мне, с чего всё начиналось!
Стёна: - Я, конечно, не такая опытная в этих вещах... Но всё-таки дам вам совет: пожалуйста, не решайте, что жизнь на этом кончилась!
Девушка: - Это трудно... Но я постараюсь, хотя бы потому, что вы меня попросили! Прощайте, милая...
Фонарь вдруг ярко вспыхивает и на несколько секунд освещает всю сцену. Виолончель стихает.
Стёна, удивлённо: - Господи!
Девушка, испуганно: - Настя???
Стёна, тихо: - Маша... Боже мой, неужели ЭТО – ты?
Маша, всхлипывая: - Господи, и ты теперь меня будешь презирать?
Стёна, почти плача: - Не буду. Ты лучше, чем он, и не хуже, чем я. Как я тебя могу презирать, если я сама такая же?
Маша обимает Стёну. Фонарь звонко и окончательно гаснет. В полной темноте неистово играет совершенно пьяная виолончель.

Конец.

Классно! Молодец!

Чудесная пьеса! Небольшая, но ёмкая. Как картина настоящего художника -
несколько мазков - и виден целый мир. Старалась читать помедленнее, чтобы
лучше представить. Получилось.  Герои  оживают, пространство наполняется звуками  и музыкой. Ремарки очень точные, поэтому легко. Есть интрига и драйв. В общем, здорово!

Аделина, и какой прекрасный портрет дочери! На фоне природы, в легком утреннем (или вечернем?) тумане, с улыбкой Моны Лизы. Любовь и нежность...

Молодец, девочка! Удачи ей в творчестве! Моя дочь тоже драматург, имеет дипломы и награды.

Спасибо всем читателям от мамочки юной драматургессы. Пьеса написана Ташей в 11 классе. Лежала в столе столько лет, ну что ж ей лежать? Искусство должно радовать и работать.

Сленг здесь, конечно, юношеский, а у нас взрослая аудитория. Но из песни слова не выкинешь и, думаю, читатели простили уже некоторые вольности со словами. Мне кажется, в театре для юношества постановка имела бы  смысл. 

Как она отзывается уже сейчас, в виде текста? Это очень важно, и спасибо всем, кто ее прочел и прочтет, ждем ваших мнений. Интересно, конечно, мнение журналистов (Алло, Лена!) и наших театралов (Юлечка, Катя, вы где?). Вот они отыграют сегодня Чайку, отдышатся и, думаю, доберутся  и до этой странички. 

Спасибо Таше. Наверное, стоило бы продолжить писать еще и еще. 

Лида, жаль, не моя это фотография, Ташина подружка ее снимала. А туманы Светлицынские. Деревня наша стоит на полуострове, речка вокруг. Каждый вечер летом туманы заливают перелески, как молоко.

Осипова Лидия сказал(а):

Аделина, и какой прекрасный портрет дочери! На фоне природы, в легком утреннем (или вечернем?) тумане, с улыбкой Моны Лизы. Любовь и нежность...

Чем бы Наташа не увлекалась - всегда делала и делает она это страстно, с полной отдачей. Это стихотворение относится к ее танцевальному периоду:

Нет танго!   

Кто говорит,

                 что танго –

Танец самых страстных

                        страстей?

              Не верю!

Покажите мне такое танго,

Не вытянутое,

      Не мускульное,

            Не поставленное,

                    Не зазубренное,

Не блестками посыпленное,

Перьями окутанное,

           Живое танго!

Не такого,

               мягкого,

               жгучего,

               вольного,

               случайного,

               стихийного,

               жаркого,

  настоящего танго!

      Тянут носочки,

      Топчут каблучки,

      Таз тянут,

      Бедрами виляют,

Улыбка наклеенная,

Из Макдоналдса

                   украденная,

Раскрас боевой,

        душераздирающий,

Шаг профессиональный,

                 шаркающий, -

             тьфу!

   Забудьте танго!

   Забудьте танцы

                  бальные!

   Блестки стряхните,

   Перья изорвите,

       Растерзайте

Колготки в сеточку!

 

Плюньте на шаг

                 шаркающий!

Руки встряхните

               мускулистые,

Волосы распустите,

      Разбросайте

К чертовой матери!

 

Смотрите в глаза.

Сотрите улыбку

     из Макдоналдса.

  Поведите бровями,

  Качните бедрами,

Шаг, поворот, бросок,

  Объятья, стоп!

Музыку, музыку замените,

Поставьте лучше

      Кайли или Belle

       из Нотр-Дама…

  А теперь – и раз!

Шаг, поворот, бросок,

  Объятья, ближе!

Ритм забудьте,

Грудью, руками

                 расскажите,

Как пылаете,

Как горите, желаете!

         Сильнее!

Сердце вон из груди

       пусть выпрыгивает,

Пусть вас в пот,

        в дрожь бросает;

Обнимите плечи и бедра

         друг

                 друга,

Отдайтесь музыке,

         отдайтесь страсти!

    Это не танго,

             Танго умерло,

         Это хастл!

13 октября 2004

Здорово! Классно! Талантливо! Очень меня завело стихотворение. Читала его в ритме танго и даже танцевала мысленно. 

И мне здорово нравится эта вещь, этот ее нерв и дерзость.

RSS

Дни рождения

Дни рождения сегодня

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ

Последняя активность

Елена Орлова ответил(а) в дискуссии Ольга Макарова ЦВЕТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ в группе Земля. Круиз вокруг Солнца
5 час. назад
Ольга Макарова ответил(а) в дискуссии Ольга Макарова ЦВЕТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ в группе Земля. Круиз вокруг Солнца
7 час. назад
Ольга Макарова ответил(а) в дискуссии Ольга Макарова ЦВЕТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ в группе Земля. Круиз вокруг Солнца
19 час. назад
Ольга Макарова ответил(а) в дискуссии Ольга Макарова ЦВЕТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ в группе Земля. Круиз вокруг Солнца
20 час. назад
Ольга К. ответил(а) в дискуссии Ольга Макарова ЦВЕТОЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ в группе Земля. Круиз вокруг Солнца
Суббота
Ольга Макарова ответил(а) в дискуссии Елена Орлова КРЕПКИЙ ОРЕШЕК (17) в группе Петербургский дневник
Сен 14
Елена Орлова ответил(а) в дискуссии Елена Орлова КРЕПКИЙ ОРЕШЕК (17) в группе Петербургский дневник
Сен 13
Ольга Макарова ответил(а) в дискуссии Елена Орлова КРЕПКИЙ ОРЕШЕК (17) в группе Петербургский дневник
Сен 13