Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Музыка... Она все время с нами. Она приносит счастье, радость, надежду и веру в
лучшее, утешение, опору, силу. Является поддержкой в трудных жизненных
ситуациях. И не зря бытует мнение, что музыка имеет преобразующую
чудотворную силу. Все великие композиторы (как зарубежные, так и
русские композиторы) доказали это своими гениальными произведениями.


Каждая временная эпоха преподнесла нам своих великих композиторов. И
композиторы 19 века, и композиторы 20 века, и советские композиторы,
все они писали произведения, которые уже заняли свою веху в истории
человечества, и стали для всех поколений образцом не только в музыке,
и, несмотря на давность создания, призваны служить на радость людям.


ВЕЛИКИЕ КОМПОЗИТОРЫ мира


Великие композиторы – это не просто словосочетание, это гордое
название. Ведь композиторы огромным упорным трудом и талантом добились
того, чтобы классическая музыка – и современная, осталась в сердцах
людей не на месяцы, а на долгие годы и века. Именно классическая
музыка, влияющая на настроение, выражающая чувства и заставляющая
задуматься, пользуется популярностью – современные произведения в
большинстве своем однодневки. И советские композиторы, и зарубежные
композиторы, над созданием своих шедевров много и тяжело работали.
Великие композиторы носят такое гордое название потому, что огромным трудом и талантом они добились того, что музыка, которую они
создавали, влияла на настроение, высказывала отношения и чувства,
заставляла задуматься, волноваться и тревожиться.


    Музыка великих композиторов не устаревает и не забывается, оставаясь всегда привлекательной и достойной. И наши отечественные композиторы, и зарубежные, над созданием своих
произведений много и тяжело работали. Многие из них ушли из жизни в
молодом возрасте.

    Практически все великие композиторы открыли в себе музыкальные способности еще в детстве, после чего многих из них
заставляли давать концерты, зарабатывая на этом большие деньги и лишая
их детства. Также многим композиторам приходилось, для того, чтобы
нормально существовать, еще и работать по специальности, не связанной с
музыкой. Например, русский композитор Бородин преподавал химию, однако
ему повезло – химия также являлась его любимым хобби.

    Уникальный гений композитора Л. Бетховена позволил ему продолжать музыкальную деятельность даже после полной потери слуха.
Композитор помнил, как звучат ноты, и записывал музыку, которая
рождалась в его голове.

    Многие произведения, которые написаны данными композиторами, стали практически народными. Самыми яркими примерами
этого служит «Свадебный марш» Мендельсона, «Танец с саблями» К.
Хачатуряна.




 




 
 

Представления: 351

Ответы на эту тему форума

БЕТХОВЕН

1 . Я и Моцарт
Выходки и чудачества Бетховена составили ему репутацию человека с непомерным самомнением. Как-то после концерта одна восторженная дама спросила его:
- Маэстро часто слушает Моцарта?
- Нет, сударыня, - ответил композитор, - я его вообще не знаю. Как и других, впрочем. Мне вполне достаточно Бетховена!

2. Я-то здоров...
Со своими друзьями Бетховен часто встречался в пивнушке "У лебедя". Как-то он несколько дней не приходил туда. А когда наконец появился, друзья спросили:
- Что с вами? Вы были больны?
- Я - нет, - ответил Бетховен. - Но мои единственные сапоги действительно подхватили такую лихорадку, что едва не умерли...

3. Безнадежный ученик
Некоторое время Бетховен учился композиции у Альбрехтсбергера, автора отличного учебника по композиции. Своим упрямством Бетховен бесконечно раздражал учителя, так что тот однажды воскликнул:
-Этот тупица ничему не научился и ничему никогда не научится!

4. Что такое стиль
Однажды Бетховен был приглашен как исполнитель в один весьма аристократический дом. Он исполнил там свои знаменитые фортепианные трио.
Среди приглашенных находился и старый Йозеф Гайдн, который в разговоре с Бетховеном отозвался о только что прослушанной музыке вежливо, но весьма сдержанно. Он даже посоветовал Бетховену ни в коем случае не издавать трио в таком виде, а серьезно переработать.
Ничуть не убежденный в необходимости этой переработки, Бетховен, однако, попросил старика Гайдна откровенно высказаться, что же именно ему не нравится.
-Хорошо, я скажу, - согласился тот.- В вашем творчестве есть вещи прекрасные, и даже чудесные, господин Бетховен. Но очень часто музыка ваша столь угрюма, мрачна и тревожна, что на душе делается скверно и весьма неспокойно...
- Надо полагать, вы советуете мне изменить стиль? - усмехнулся Бетховен.
- О, нет, дорогой мой господин Бетховен, - живо отвечал старый Гайдн. - И вы, и я - мы оба знаем, что изменить свой стиль невозможно. Ведь стиль музыканта - это всегда он сам. Поэтому я советую вам попробовать измениться самому...
Подумав, молодой композитор ответил:
- Может быть Бетховен и плох, но он все-таки Бетховен... А перестав быть Бетховеном, не превращусь ли я в плохого Гайдна...
5. Хорошая песенка...
Однажды молодой чиновник Барт, который обладал необыкновенно красивым тенором, зашел к Бетховену в гости и застал маэстро в скверном расположении духа. Бетховен собирался уничтожить какие-то нотные листы и уже поднес их к горящей свече, как Барт воскликнул:
- Что вы делаете?..
- Я написал было песню, но, представьте, она мне вдруг разонравилась, и я, естественно, собираюсь ее уничтожить...
- Позвольте мне взглянуть, дорогой маэстро!
Барт сел за рояль и спел дивную мелодию с таким чувством, что Бетховен мгновенно пришел в полный восторг и умиление.
- А вы знаете, молодой человек, действительно неплохая получилась песенка! - сказал своенравный гений.
Так был спасен известный романс Бетховена "Аделаида". Не прошло и двух недель, как это произведение разошлось по всему городу, вызывая всеобщее восхищение...

6. Опередивший время
Скрипач Феликс Радикати, ознакомившись в рукописи с квартетами Бетховена, сказал с усмешкой композитору:
- Маэстро, я надеюсь, вы не считаете всерьез эти свои произведения музыкой?
Бетховен, снисходительно улыбаясь, дал следующий ответ:
- О, напротив! Просто они написаны не для вас, а для позднейших времен...

7. ...А сам не плошай!
Какой-то начинающий немецкий композитор, большой поклонник Бетховена, закончив свое первое большое произведение, написал на последней странице партитуры: "Окончил с Божьей помощью" - и отослал ноты великому композитору с просьбой посмотреть и, если сочтет возможным, ответить молодому автору, что он думает о его произведении...
Бетховен отнесся к первым опытам молодого музыканта вполне благосклонно и даже внес кое-какие исправления. Получив одобрительное письмо от своего кумира, юноша был счастлив. Просматривая же пометки, сделанные в его нотах рукой самого Бетховена, автор в самом конце вдруг обнаружил рядом со своей записью и приписку музыкального гения: "Смертный, надейся на собственные силы!"
Кто любит Бетховена,получайте удовольствие.
Вложения:
Ураааа! Остров поет! Спасибо Гертруда.

Спасибо, со вчерашнего дня мечтала увидеть именно эту тему!
Мечты имеют свойство сбываться или по-нашему - с и н х р о н и с т и ч н о с т ь!

Мона Тиль сказал(а):
Спасибо, со вчерашнего дня мечтала увидеть именно эту тему!
А почему-то у нас тут Моцарта нет.
Кстати, о Моцарте... Слышала как-то музыку Сальери. Впечатление свое уже не помню. Может быть, можно найти?
И уж Моцарта, конечно.
Завтра попытаюсь найти.
МОЦАРТ



Моцарт и Сальери


Антонио Сальери родился 19 августа 1750 года в Леньяго близ Вероны, в семье состоятельного купца. Родители быстро разглядели музыкальный талант своего сына (не вундеркинд!), и Антонио получил тщательное образование и воспитание. Конечно, талантливому Антонио, как и его старшему брату Францу, тоже музыкально одаренному (но не настолько), пришлось слишком часто испытывать на себе строгость своего отца. С 11 лет под руководством брата, учившегося у Тартини, он прошел систематический курс пения и игры на скрипке и клавире. Антонио рано взбунтовался против чрезмерной суровости отца, но, несмотря на его авторитарные замашки, достиг значительного продвижения в области музыки, особенно после обучения у органиста Симони, ученика падре Мартини. Но неожиданно семью Сальери постигли два тяжких удара судьбы.

Сначала умерла любимая мать, а отец, вскоре тоже умерший, потерял все состояние в результате торговых махинаций. Антонио, в шестнадцать лет осиротевший, нашел все-таки состоятельного мецената в лице венецианского дворянина Джованни Мочениго, друга своего отца. Но вторым отцом ему стал немецкий камер-композитор Флориан Гассман, закончивший его образование - прежде всего в искусстве композиции - и 15 июня отправивший его в Вену. В том же, 1770 году страстный, капризный и честолюбивый Сальери стал известен благодаря своей опере-буффа "Le donne letterate", удостоившейся даже похвалы Глюка. Все теперь говорило о стремительной карьере венецианца, тем более что он ориентировался на "восходящую звезду Глюка" и стал "его протеже в Париже" (Стевенсон).

Опера "Армида" (1771) обозначила решающий прорыв для любезного и остроумного композитора. Впоследствии он создал ряд опер-буффа, в 1774 году был назначен императорским и королевским камер-композитором и капельмейстером итальянской оперы, сравнительно поздно женился на Терезе фон Хельферсдорфер. Император Йозеф II, убежденный католик и приверженец национальной идеи, после поездки в Италию (1778) убедил холеричного и легкого на подъем Сальери в завладевшей им мысли - создании национального зингшпиля. Опера "Трубочист", написанная по заказу императора, была поставлена с большим успехом, так же как и опера "Ифигения в Тавриде" (1785), которой он затмил только встающего на ноги Моцарта.

Однако последовавшее вскоре музыкальное соревнование в оранжерее Шёнбрунна с Моцартом закончилось для очень чувствительного и педантичного венецианца, который всегда искал убежище в религии (безверие было для него отвратительно, вызывало подлинный ужас), поражением. Только постановкой "Тарара" (1785) он мог реабилитировать себя, а полюбившейся императору оперой "Аксур", премьера которой состоялась в 1788 году, он достиг вершины своего успеха, но и последней, поскольку талант его начал давать сбои. Но так как "Дон-Жуан" Моцарта вначале был принят прохладно, его положение, о котором он рьяно пекся, оставалось пока непоколебленным: "Он бдительно следил за тем, чтобы не отдать добровольно в чужие руки господство в музыкальных делах, пожалованное ему милостью императора, и не позволить затмить свой с таким упорством завоеванный успех успехами молодого зальцбуржца" (Диц).

Сальери, получивший хорошее образование и по натуре нарциссичный, вовремя заметил гений Моцарта, но вместе с тем и свою все усугубляющуюся музыкальную стерильность. Впрочем, невысокого роста придворный капельмейстер, который самым плохим качеством считал неблагодарность, о своих коллегах начал выражаться осторожно, но двусмысленно: "я думаю", "по моему мнению" или "если позволено будет сказать". Именно такими словами он обрамлял обычно свои взгляды, становясь затем откровенней (без обиняков) и определенней. Причина этого крылась в том, что у него было много завистников и сам он, должно быть, был очень завистлив. При зависти, как известно, дело доходит до диффузного эмоционального состояния, в основе которого лежат агрессивные черты и даже сверхчеловеческие требования к собственной персоне. Но кому мог завидовать этот процветающий императорский и королевский придворный капельмейстер, сочинявший патриотические гимны и при удобном случае подчеркивающий свою лояльность императорскому дому? Разве только животворной спонтанности и прежде всего творческому успеху какого-то там Вольфганга Амадея Моцарта, этого масона, этого безбожника и антиаристократически настроенного выскочки. Сам же он в 1788 году, как преемник Бонне, вступил в должность придворного капельмейстера и "тем самым приобрел исключительное могущество [!], которое благодаря его роли личного советника императора только упрочилось" (Шенк). Любимой темой разговоров Сальери была музыка, но, как правило, его собственная. Осмотрительный и вспыльчивый одновременно, придворный капельмейстер (в ярости он как-то разбил чембало) охотно пускался в дискуссии, и если был неправ, признавал это. Он мог быть весел и оживлен, однако его часто посещали и мысли о смерти. С одной стороны, жизнерадостному, с другой - меланхолически погруженному в себя, ему пришлось пережить успешные премьеры моцартовских "Тита" б сентября и "Волшебной флейты" 30 сентября 1791 года: "То, что Моцарт, этот воплощенный гений музыки, встал на пути у него и любого другого тогдашнего оперного композитора, - однозначно. Особенно это касалось Сальери, так как Моцарт выступил опасным соперником маэстро в городе, где тот пользовался большой известностью, и открыто вступил с ним в борьбу. Легко понять, что перед лицом опасности быстро воспламеняющийся итальянец из инстинкта самосохранения предпринял, видимо, все возможное, чтобы не потерпеть поражения" (Диц). С музыкальной стороны Сальери начиная с 1788 года ничего не мог противопоставить зальцбуржцу, а тут еще в 1791 году грянул никем не ожидаемый успех Моцарта. 41-летний Сальери, впоследствии все же отдавший должное музыке Моцарта, был уже творчески бесплоден. Может, он завидовал именно музыкальной потенции по-человечески ему скорее ненавистного, чем любимого Моцарта? Открыто он этого не показывал, но реагировал с завистью (в Вене это было известно каждому).

Моцарта не стало, а Сальери долго еще оставался императорским и королевским придворным капельмейстером, и его, особенно в Париже, даже еще посещал успех, правда, со старыми сочинениями. В возрасте 70 лет его здоровье пошатнулось, что "предположительно связано с обусловленным артериосклерозом старческим слабоумием" (С. Кернер). В октябре 1824 года проявлялись симптомы паралича, и его мысли стали путанней, но конкретных указаний на отчетливое слабоумие или душевное заболевание нет.

Когда осенью 1791 года Моцарт слег, его соперника Антонио Сальери уже открыто обвиняли в том, что он отравил Моцарта, тем более что они, несмотря на взаимные уверения в дружбе, были тайными соперниками, причем враждебность однозначно исходила от Сальери. Леопольд Моцарт еще 18 марта 1786 года писал дочери Наннерль: "Сальери со своими приспешниками опять готов перевернуть небо и ад, лишь бы только провалить постановку" ("Свадьбы Фигаро"). В своей биографии Шуберта (1856) д-р Крайсле фон Хельборн заметил: "По отношению к Моцарту, превосходство которого он инстинктивно чувствовал, Сальери был достаточно хитер и осмотрителен, чтобы не выставлять напоказ свое выдвижение". А Дамс, тоже в биографии Шуберта, свидетельствует: "Сальери обладал непомерным творческим тщеславием, не желая терпеть рядом с собой никого. Ансельм Хюттенбреннер, ученик Сальери, рассказывал, что тот, заметив, на его взгляд, слабую сторону Моцарта, тут же тыкал своих учеников в нее носом". Это особенно касается его ученика Зюсмайра, одновременно обучавшегося у Моцарта. Об отравлении Моцарта говорилось затем и в биографиях Аберта (1923) и Яна (1859), а также в одном из писем Констанцы Моцарт и оперном путеводителе Reclam (1889).

Если даже совершенно отставить в сторону возможность отравления Моцарта, то "козни" Сальери заслуживают внимания хотя бы по той причине, которую указывает Паумгартнер: "Имя Антонио Сальери тесно связано в истории музыки с именем Вольфганга Амадея Моцарта. Именно на него взваливается большая часть вины за финансовые неудачи Моцарта. С полным правом можно сказать, что он понимал значимость конкурента и боялся его, и потому плел интриги". И теперь уж совсем непонятно, почему этому единственному в своем роде и явно одностороннему соперничеству в новом моцартоведении почти не находится места.

7 мая 1825 года Антонио Сальери умер. На траурном богослужении был исполнен Реквием его собственного сочинения, до того хранившийся в тайне. Затем при весьма таинственных обстоятельствах исчезла его автобиография, находившаяся в его наследстве и опубликованная в 1865 году его внуком Эдуардом Румплером. Не исключено, что перед публикацией она прошла хорошую "цензуру".

Сальери был скорее малого, нежели среднего роста, сухощав. Тип характера: шизотимический. - Черты характера и поведения: религиозный, патриотичный, склонный к интригам, холерический, живой, очень раздражительный, любезный, остроумный, верный, воображение богатое, вспыльчивый, горячий, владеющий собой, осмотрительный, располагающий к себе, педантичный, благодарный, скромный, обидчивый, завистливый, бдительный, сентиментальный, страстный, честолюбивый, эгоистичный, дипломатичный, властный, решительный, обстоятельный, предусмотрительный, целеустремленный, упрямый, гордый, консервативный и т. д. - Психодинамически доминированный: меланхолия, зависть и нарциссизм. - Тип поведения: интровертированный. - Доминантные факторы темперамента: бдительность, депрессивность и самодостаточность. - Интеллект: скорее незаурядный.

Сальери был здоровым, музыкальным талантом со способностью к самовыражению и дипломатическим даром, однако легко уязвимым вследствие своего нарциссизма. Из-за строгого воспитания он не смог развить в себе здорового чувства собственного достоинства; наконец, у него отсутствовала адекватная Я-концепция. Сальери, как ему казалось, развивал впоследствии великие идеи и предохранительные тенденции. Музыка и религия стали для него компенсатором идеала его недостигнутой самоидентичности. Поэтому он крайне чувствительно реагировал на все, что затрагивало сферу его идеала.

Суть интриганства Сальери уже в 1951 году определил Коморжиньски: "Основанный императором Иозефом немецкий национальный зингшпиль, для которого Моцарт в 1782 году создал "Похищение", пал жертвой интриг итальянской группировки во главе с придворным капельмейстером Сальери". А В. Новелло, опросивший близких Моцарта, записал: "Большой успех Моцарта, должно быть, возбудил его зависть и ненависть и явился началом его вражды и злонамеренности по отношению к Моцарту".
Вложения:


Антонио Сальери (итал. Antonio Salieri, 18 августа 1750, Леньяго, Венецианская республика — 7 мая 1825, Вена) — итальянский композитор, дирижёр и педагог. С 16 лет жил и работал в Вене.

Начало творчества

Происходил из богатой семьи торговцев, обучался дома игре на скрипке и арфе. Затем изучал композицию в Падуе и Венеции. По приглашению Флориана Леопольда Гассмана в 1766 приехал в Вену и благодаря урокам Гассмана, введшего его в музыкальный круг и познакомившего с либреттистом Пьетро Метастазио, композитором Глюком и другими, был принят на императорскую службу, в 1774 г. после смерти Гассмана получил должность придворного композитора, а в 1788 г. также и капельмейстера императорского оркестра.

Музыкальное наследие


Список опер Сальери

Сальери написал более 40 опер, из которых до сегодняшнего дня пользуются известностью «Данаиды» (фр. Les Danaïdes; 1784), «Тарар» (фр. Tarare; 1787, либретто Бомарше) и «Фальстаф» (фр. Falstaff; 1799). Специально для открытия театра «Ла Скала» им была написана опера «Признанная Европа» (итал. L'Europa riconosciuta; 1786), на премьере которой пела Франческа Лебрен и которая по сей день идёт на этой сцене. Ранние оперы Сальери выдержаны в классической итальянской традиции, однако с 1780-х годов Сальери эволюционирует в сторону Глюка, благодаря чему его оперы пользуются большим успехом в завоёванном Глюком Париже. Сальери также принадлежит много оркестровой, камерной, духовной музыки, в том числе «Реквием», написанный в 1804 году, но впервые исполненный на его похоронах
Дом, в котором родился Антонио Сальери, в Леньяго (Верона)

Педагогическая деятельность

Сальери был выдающимся музыкальным педагогом. Его учениками были Бетховен, Шуберт, Лист, Черни, Мейербер, Гуммель, Франц Ксавер Вольфганг Моцарт[1] и другие видные композиторы начала XIX века. По свидетельству современников, отношения Сальери со своими учениками были очень тёплыми и эмоциональными (считается, что отъезд Листа из Вены стал поводом для неудачной попытки самоубийства Сальери в 1824 году).

Моцарт и Сальери

Давняя легенда соединяет имя Сальери с именем Моцарта, называя Сальери его предполагаемым убийцей; имя Сальери во многом стало нарицательным для обозначения зависти неталантливого человека к талантливому. Эта репутация Сальери в значительной степени основана на его образе в художественных произведениях: драме Пушкина «Моцарт и Сальери» (1831), поставленной по ней опере Римского-Корсакова (1898), пьесе Питера Шеффера «Амадей» (1979) и основанному на ней одноимённому фильму Милоша Формана (1984).
Взаимоотношения Моцарта и Сальери были неровными, и известно несколько резких высказываний о Сальери, принадлежащих самому Моцарту и его отцу. Однако высказывания эти, по большей части, относятся к началу 1780-х гг. и не отличаются от обычных отзывов темпераментного Моцарта о музыкантах-конкурентах. В то же время в последнем письме Моцарта жене (14 октября 1791 г.) Моцарт уделяет большое внимание посещению Сальери представления моцартовской «Волшебной флейты», описывая восторженную реакцию Сальери как нечто весьма важное для себя. Известно, что во второй половине 1780-х гг. Сальери дирижировал несколькими произведениями Моцарта, а после своего назначения капельмейстером придворной оперы в 1788 г. прежде всего вернул в репертуар оперу Моцарта «Свадьба Фигаро». Существовало даже музыкальное сочинение, написанное Моцартом и Сальери совместно: кантата для голоса и фортепьяно «На выздоровление Офелии» (итал. Per la ricuperata salute di Ophelia, 1785) по случаю возвращения на сцену певицы Анны Стораче. В целом нет оснований полагать, что между Моцартом и Сальери существовала какая-либо особая вражда.
Происхождение легенды о Моцарте и Сальери имеет, по-видимому, национально-политический подтекст: на рубеже XVIII—XIX вв. музыкальным критикам и первым биографам Моцарта было важно подчеркнуть верность музыки Моцарта своей, австро-немецкой традиции, противопоставив её итальянскому влиянию. Олицетворять итальянский уклон в венской музыке был избран Сальери как наиболее авторитетный композитор итальянского происхождения — что вряд ли можно считать правомерным: Сальери жил в Вене с 16-летнего возраста и в музыкальном отношении был гораздо ближе к немцам, чем к итальянцам.
Выдающийся итальянский психиатр Чезаре Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство» писал, что Моцарт страдал манией преследования, считая, что итальянские композиторы завидуют ему и желают его убить.
В Милане в 1997 года состоялся судебный процесс, где решено было наконец покончить с неясностью. «В майские дни 1997 года в Милане, в главном зале Дворца юстиции проходил необычный судебный процесс: рассматривалось преступление двухвековой давности. (…) Слушалось дело Сальери об отравлении им великого Моцарта. … Через двести лет Антонио Сальери оправдан».

Вот спасибо! Включила запись и пошла в малинник. Собираю малину, а из окна - музыка Моцарта. Во рту малина, в ушах - Моцарт, хорошо!
Хочу малины-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-!!!!!!

RSS

Дни рождения

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ