Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Этих книг пока нет в электронном виде. 

Что делать? Можно заказать по почте, а можно ждать...

Баллы за книжки

Представления: 23441

Ответы на эту тему форума

Я что-то растерялась, так о чем речь - про книжки или про фотографии?

Книжки - как у всех. Но Андерсен стоял особняком, и был книгой номер 1 в раннем детстве. И вдруг недавно дочка Оля, вернувшись из Копенгагена, была она там в музее Андерсена, подарила мне скульптурку Русалочки. Растрогала очень - она и не подозревает, что подарила мне меня, мои воспоминания о прошлом.

Леночка! Список книг уже есть. Ищу фото по хронологии, после ремонта это непросто. Но будут, найду!
Лика, мы подождем. С фотками, конечно, интереснее!
Забавная книга! И очень-очень полезная, на мой взгляд. Очень многое становится понятным и очевидным. Понять свою противоположность дело нелегкое. Порой кажется что это вообще невозможно ... Здесь полочкам разложено все!
Вложения:
Дети мои читали эту книгу, впечатлены, и многое им тоже стало понятным. Мне она не так сильно пошла, как им. Я  очень явственно ощущаю в себе и женское и мужское начала,  конфликта между ними практически совсем уже не осталось, он  исчерпан длительной внутренней работой, и получился, можно сказать, самодостаточный андрогин. И теперь разделять и вытеснять мужское наружу в кого-то совсем уже не хочется - ведь это мы делаем именно для разрешения внутреннего конфликта между мужским и женским в себе.
Наверное, прожитые годы (их количество) помогают равновесию и гармонии между мужским и женским. У меня внутри добрая беседа и взаимопомощь. И мне в этом состоянии весьма комфортно, чего и всем желаю!

Александр Ом «По ту сторону просветления 2. Прелюдия» 

После первой части у некоторых читателей появились вопросы о том, просветленный ли я сам или нет. В некотором смысле это звучало почти что так: «Признайся сам! Легче будет!». Вообще-то, вопрос как вопрос, но вот прямого ответа, к сожалению, я Вам дать не могу. Почему? Потому что, во-первых, как Вы наверное сами понимаете, никаких вещественных доказательств я представить не могу, поскольку «сертификат» Оттуда я не получил (есть правда косвенные знаки, что «зачет» сдан, но это лишь знаки), а заявлять об этом громогласно не пристало. Это должны оценить Вы сами. Вдруг, все-таки, по-Вашему непросветленный, что тогда? Все, что написано, чушь на постном масле? А Вы поверили и все пошли за мной куда-то?

К тому же, с каких позиций оценивать это пресловутое просветление? Если с позиции дзэн или адвайты, тогда точно непросветленный, поскольку то, о чем говорится в статье, ну никак не вяжется с их концепцией пустотности всего сущего, недвойственности или призывами все оставить на фиг и уйти в нирвану!

Мало того, я ведь имею ввиду жизнь среди людей, никакого аскетизма и, кроме того, никакого воздержания, а уж тем более с любимым человеком.
А во-вторых, мне, вообще-то, уже самому совершенно все равно, просветленный я или нет. Поэтому, пожалуйста, решайте сами. Тем более, что Вы, я надеюсь, понимаете, что важно ведь не название этого состояния души, а именно само состояние, которое уже иначе относится к миру и заставляет в нем действовать уже совсем не так, как это было прежде, даже если оно – это состояние – ну никак не вписывается ни в какие популярные религиозные учения, доктрины или течения. Я это состояние назвал «просветлением» лишь только потому, что не нашел другого более подходящего определения. Поэтому Вы уж, пожалуйста, решайте сами для себя – насколько близко Вашему сердцу то, что написано.

Единственное, что я могу Вам предложить, это попытки описания фрагментов моей жизни и моих духовных поисков. Может быть как раз это будет самым лучшим ответом для Вас и мне не нужно будет объясняться.

Итак, когда-то мне казалось, что ответ на вопрос о смысле жизни интересует абсолютно всех. С годами в процессе общения с другими я пришел к выводу, что это не совсем так. Вернее, это совсем не так. Это было для меня своеобразным открытием. Я только годам к сорока понял, что огромная масса людей не то, что не задумывается над ним, а их вообще этот вопрос не волнует. То есть наверное все об этом в своей жизни хоть раз, но задумываются, а вот так чтобы искать и не спать по ночам, это уж слишком. Да и работы всякой полным-полно, и развлечений. Не до поисков.

Иначе говоря, если меня это действительно волновало, то большинства тех, с кем мне приходилось общаться, нисколько. Они совершенно спокойно могли и до сих пор могут жить без «всей этой философии». Они каждый день занимаются обыденными делами – ходят на работу или в собственную фирму, женятся или разводятся, воспитывают детей, интересуются тем, кто выиграл в последнем матче или чем закончилась последняя серия, с негодованием смотрят последние новости, покупают рекламируемый стиральный порошек или автомобиль, обсуждают на кухне соседей или, отхлебывая из бокала пиво, замасленными от рыбы пальцами разглагольствуют, как трудно сейчас кому-нибудь что-нибудь втюхать и т.п. Иначе говоря, их жизнь наполнена различными житейскими событиями и хлопотами, одни из которых приносят какое-то удовольствие, а другие не совсем.

Впрочем, несмотря на то, что этот вопрос буквально висит в воздухе, вполне понятно, что у людей, занятых своими повседневными заботами, большими или малыми житейскими проблемами, обычно нет ни времени, ни дела до него и каких-то «высоких» замысловатых идей. Поэтому и смысл жизни ими обычно воспринимается как решение своих собственных бытовых, жизненно важных потребностей.

В юности я, конечно, послушно делал то, что необходимо было делать в общепринятом понимании, но меня эти пресловутые бытовые проблемы как-то мало занимали. Мне постоянно казалось, что все это не то, что мне нужно. Что все это суета сует и есть некий высший смысл всего того, что происходит вокруг нас, и он присутствует везде и во всем, только я его почему-то не вижу и не осознаю.

В отличие от обычных предлагаемых методов я не сидел в медитации (нет, все же сидел, и йогой пробовал заниматься, но все это не было серьезно, а лишь как «пробы пера») и даже не думал о просветлении – то есть я не стремился обрести какое-то там новое состояние души или сознания. У меня в голове даже такой мысли не было. Как я уже сказал, меня, а это было в конце 70-х, тогда волновал лишь абсолютный смысл нашего существования. Как бы это не звучало пафосно и высокопарно, но меня это действительно мучало и он – этот вопрос – меня интересовал чуть ли не с самого детства. Я, конечно, не задавал его себе непосредственно, но когда я достиг возраста юношеской самоидентификации, когда все рассматривается чуть ли не через увеличительное стекло и в жизни все важно до мелочей – твоя фамилия, прыщь на носу, нравится мне она или нет (я имею в виду соседку Ирку, а не свою фамилию, хотя фамилия тоже могла бы быть, например, Оболенский или Галицын – все-таки звучит! J), «предки» достали, куда идти учится – на кузнеца или на сварщика, и вообще: «Что я хочу делать в жизни?» и т.д., то вопрос смысла всего этого начал меня мучать достаточно серьезно.

Поворотным пунктом в моих поисках наверное можно считать событие, значение которого я оценил значительно позже. Тогда же я пережил ментальный шок. Вы наверное не поверите, но его причиной стал обычный учебник астрономии для 10 класса тогдашней средней школы.
Поскольку после восьмого класса я пошел в индустриальный техникум, а понятно, что в его программе ничего про астрономию и звезды не было («Какие там звезды? Ковать надо, чтобы наш социализьм был еще развитей, развитой, нет, развит, не, все таки разв… а ну его!»), но лично меня очень интересовало звездное небо, то я решил учебник прочесть самостоятельно и… наверное переборщил, то есть прочел его буквально залпом за два или три дня как приключенческий роман.

Вы знаете! После его прочтения было такое ощущение, словно тебя в одно прекрасное утро ошарашили тем, что развалили заборы, за которыми ты себе спокойно жил всю свою жизнь. Ты был уверен, что это и есть мир, а оказывается, что он не просто продолжается дальше, а что есть даже горизонт, а за ним… У-у!!!

Я, помню, ехал утром в троллейбусе в свой техникум и словно впервые видел все вокруг. Я озирался по сторонам на пассажиров, на многоэтажки за окном, на проспект, деревья вдоль него, прохожих, поручни, за которые держался, на соседа по сидению… Вид у меня (с вытаращенными глазами) был наверное такой, что пассажиры думали, будто я сбежал из дурдома, но поскольку, как видно, не из буйных, то бояться было нечего и они старались не обращать на меня внимания. (Культура!)

Хотя все вокруг было до банальности привычным и знакомым, тем не менее все это казалось совершенно нереальным. При таком ОГРОМЕ КОСМОСА, который я вдруг осознал, с его неисчислимыми галактиками, с миллиардами светящихся звезд, как пузырьками в океане энергии (!!!), вдруг открывшимися в моей голове, да еще и при таких просто н-е-в-о-о-б-р-а-з-и-м-ы-х расстояниях в МИЛЛИОНЫ СВЕТОВЫХ ЛЕТ (!!!), М --И- -Л- -Л- -И- -О- -Н- -Ы (! ! !), а также при таком немыслимом и ни с чем несравнимом ВРЕМЕНИ (!!!), мы тут, копошащиеся на планете, просто ничто – пустой и совершенно бессмысленный врéменный сгусток живых организмов. Да мы просто не имеем права существовать. Но сколько их (то есть нас) – этих организмов по всей планете! Они постоянно что-то желают, выясняют, доказывают друг другу свою значимость и важность, а если другие этого не замечают, тогда обижаются или даже напротив, задираются.

Понастроили вокруг всего! Деревьев понасажали! Сначала одни повыкорчевывали, а потом своих насадили под линейку. Клумба с цветами у горсовета. Конечно, красиво. Ничего не скажешь. Памятник Ленину вон поставили. Мда! Троллейбус вот… Люди едут на работу в толкучке. Серьезные все! А поручни-то замусоленные! А на них микробы! А их то сколько! И все они тоже живые. Мама дорогая! А это всего лишь пятно на поручнях – малюсенький кусочек даже не Вселенной, а железяки. А в нем – этом пятнышке – другие миры!

Эти микроскопические миры живых, воюющих друг с другом организмов, наш мир на Земле с материками, океанами, тысячами километров тайги, пустынями, людьми тоже постоянно что-то выясняющими между собой – плачущими, смеющимися, дерущимися, влюбляющимися, завидующими, восхищающимися и т.п., и все это на такой к-р-о-ш-е-ч-н-о-й планете в такой просто немыслимой пустоте нашей галактики, а она в еще более невообразимой пустоте Б-Е-С-К-О-Н-Е-Ч-Н-О-Й В-С-Е-Л-Е-Н-Н-О-Й… И все это всего лишь даже не эпизод, и даже не миг по сравнению с тем, сколько она сама существует! А до этого или после этого что? Пустота? Да, П-У-С-Т-О-Т-А и ... просто н-е-в-о-о-б-р-а-з-и-м-а-я В-Е-Ч-Н-О-С-Т-Ь!
«Боже!», – думал я тогда, постоянно обращаясь куда-то в эту пустоту. (Впрочем, нет, тогда я наверное думал «Блин!» или что-то в этом роде. О Боге как таковом я тогда вообще еще не думал. Нас этому в школе, понятное дело, не учили, а мама прятала от нас иконки и молитвы – на всякий случай). «Зачем все это? Какой в этом смысл? Ведь так же рехнуться недолго!» – крутилось у меня в голове.

Вообще-то наверное правильно, что в школе программа по астрономии была растянута на целый год и информация давалась скучно и по частям, да еще и учителя спрашивали о каких-то там парсеках и протуберанцах, а то, не ровен час, все бы начали задаваться неземными вопросами о смысле жизни. И что тогда? Кто бы тогда план выполнял? Хотя, интересно, а что бы было, если… Ну да ладно!

Итак, от этого момента, я помню, вопрос абсолютного смысла начал зудеть у меня в голове постоянно. Да и вообще слово «Абсолют» стало для меня каким-то магическим ключем-паролем, по которому я оценивал для себя все, что меня окружало и что со мной происходило. Этот пресловутый «Абсолютный смысл» стал своеобразным фильтром, через который все, что виделось, слышалось и воспринималось, поступало в мое сознание, поглощалось или же отбрасывалось.

В поисках ответа на вопрос об абсолютном смысле я беседовал со многими, но никто мне не мог дать никакого более-менее удовлетворительного объяснения. Я искал ответ в книгах, перелопатил массу литературы по философии и по религии, задавал этот вопрос старшим людям, думая, что поскольку они прожили жизнь, то наверное у них было больше времени его решить, но увы! Я спорил с друзьями иногда до хрипоты, но так и не нашел единственного универсального ответа. Все предлагаемые концепции меня не удовлетворяли. Они были неполны и настолько относительны, что на каждый из них я мог привести массу возражений.

Короче говоря, в определенный момент я был настолько измучен поиском и внутренними противоречиями, что в конце концов пережил истерику, со слезами, рыданиями и стонами.

Необходимо сказать, что в тот момент, как это ни странно, мне помог мой отчим, которого я до этого никогда в жизни не подозревал в каком-то глубокомыслии. Я тогда не мог и подумать, что помощь может прийти именно от него, поскольку он, честно говоря, действительно ничем особенным не выделялся. Он был обычным электриком и как большинство электриков того времени любил выпить, особенно на работе. Делал он это довольно часто и хотя после выпивки не был агрессивный, но совершенно изменялся и становился каким-то глуповатым. Меня это всегда очень раздражало, поскольку я его «увлечение» воспринимал не просто как человеческую слабость, а как недостаток, который прежде всего мешает другим – прежде всего нам. Тем более, что мой настоящий отец, по донесшимся до меня отрывкам из воспоминаний родственников, в пьяном угаре просто чуть не застрелил нас из ружья – маму и меня парумесячного, и маме пришлось убегать через окно в домашник тапочках по снегу к дяде – старшему брату мамы.

Мой же отчим был необычайно добрым человеком и любил меня как родного сына. Впрочем, с мамой познакомил его я, когда мне было всего четыре года. Я игрался в песочнице во дворе нашего дома, а он подошел ко мне – не знаю зачем (наверное это карма!) – и когда пришла мама, то он уже сидел и игрался со мной в песке. Позже, когда они расписались, он часто вставал на мою защиту, когда мама меня за что-нибудь отчитывала. Я всегда чувствовал, что он меня любит как родного и ценил это. Я относился к нему хорошо и называл его отцом, но из-за этого его пристрастия к выпивке я его все же не уважал.

Следует отметить, что моя мама воспринимала все эти мои поиски по ее мнению «глупого» смысла и сопутствующие им состояния не более как дурь, блажь и фанаберии. В момент моего душевного кризиса она не хотела меня даже слушать, тем более, что мне уже тогда было чуть более двадцати и пора было уже действительно остепениться и думать о реальной жизни, а не о бирюльках. Когда я весь в слезах и соплях пытался объяснить моим родителям, что со мной происходит и что меня так волнует, она не выдержала и просто вышла из комнаты, хлопнув дверью. Мой отчим долго спокойно слушал мои душевные излияния, а потом сказал то, что некоторым образом изменило мой подход к моему поиску, за я что в дальнейшем был ему не просто очень благодарен, но даже начал его уважать.

«Я тебя понимаю и ценю твои искания» – сказал он тогда. «Но, как ты сам наверное понимаешь, лично я тебе не отвечу на твои вопросы, да, в общем-то, никто тебе на них не ответит. С другой стороны, сам подумай, сколько сотен философов в течение тысячелетий ломало себе голову над ними и, как ты сам понимаешь, мало кто ответил на них убедительно, даже для самого себя, а уж тем более для остальных. А сколько концепий создано ими, сколько книг написано! А вот счастья их теории в большинстве своем не принесли даже им самим. А многие из них вообще сошли с ума, так и не найдя ответа! То есть, другими словами, так ли это важно иметь ответы на все вопросы, которые появляются в жизни? Да твоей жизни не хватит на поиск ответов. Так что лучше перестань себя мучать, если ты не хочешь оказаться в психушке. Учись просто жить. Это главное. Научишься, тогда и ответы сами придут. А кроме того, жизнь часто подсовывает решение в такой момент, когда его никак не ожидаешь и не подозреваешь, что может быть именно такое. А оно обычно оказывается самым лучшим. Поверь мне!».

Я тогда был просто ошарашен его советом, не только потому, что он был достаточно прост и одновременно оригинален для меня, а потому, что услышал я его из уст человека, которого никогда не подозревал в том, что им это было, видимо, все же когда-то продумано, но он ни разу в жизни не прочитал мне ни одной морали с высоты своего возраста, опыта и «житейской мудрости», как это часто происходит в отношениях между отцами и детьми.

Кроме того, что меня удивило не менее, так это то, что один из ответов был всегда рядом со мной, на расстоянии буквально вытянутой руки. Просто я никогда не пробовал разговаривать с отчимом, считая его недалеким человеком.

Зачем я все это рассказываю? Чтобы было более понятно то, что произошло со мной позже.
Итак, для меня это было наверное первым уроком: необходимо учиться просто жить. Горы они ведь действительно горы, а реки это реки. Мы же обычно все усложняем, не умеем смотреть на них просто так, радуясь тому, что они просто есть. А второй – главный урок – был таков, что ответ обычно находится рядом, там, где и не ожидаешь, поэтому будь внимателен и учись смотреть. В последующем я много раз убеждался в том, что искать необходимо рядом с собой. (Да, все же какой умница был этот Лао Цзы: «Не выходя со двора, можно познать мир». Просто и прямо в точку).

Таким образом я несколько успокоился и перестал забивать себе голову поиском пресловутого смысла, а старался жить как все мои знакомые – ходил на лекции (я тогда был уже студентом); чуть ли не до рассвета резался с приятелями в бильярд или в карты; с другом Серегой на лестнице нашей общаги под гитару пел песни для девченок (кстати, прекрасная аккустика там была); сидел в парке на лавочке и просто глазел на деревья, на птиц, на прохожих, на машины; встречался со своей будущей женой и т.д. и т.п. Так прошло около двух лет.

Но однажды внутри меня что-то екнуло. Мне вдруг подумалось, что я совершенно бесцельно прожигаю свою жизнь. Я почувствовал, что слишком засиделся и мне необходимо начать что-то делать с собой. Меня какая-то сила потащила в районный клуб, где я решил выбрать для себя какое-нибудь занятие по душе. Там на доске расписаний было много всяких секций – аэробика, бодибилдинг, бальные танцы, ушу, шахматы, карате, йога и тай цзи цюань. Все это меня нисколько не интересовало, кроме последнего.

Я, конечно, имел представление о тай цзи цюань, раньше видел, как это более-менее выглядит и, в общем-то, это для меня не было никакой новостью, но вдруг у меня в голове как-будто что-то заблокировалось и я никак не мог вспомнить, что это такое. Вдруг мне захотелось пойти и самому узнать.

В рецепции девушка с трудом оторвала глаза от книги и сказала, что как раз сейчас должны начаться занятия. Я поднялся вверх по лестнице к залу. Там перед дверями стояла группа и ждала инструктора. Когда он пришел, я попросился в зал посмотреть на тренировку, чтобы оценить, интересует меня это или нет. Инструктор посмотрел на меня пристально и потом сказал, что вообще-то занятия закрыты для посторонних, но как раз во вторник (то есть завтра) он набирает новую группу и что я могу прийти и начать с самого начала.

Я невероятно обрадовался тому, что мне так повезло. Вообще-то, я тогда уже понял, что в моей жизни произошло нечто необыкновенное. Внутри что-то подсказывало, что это именно то, что мне нужно, хотя я даже не представлял, чем мы будем заниматься. Я как первокласник ликовал (давно со мной не было такого) и с трудом дождался этого следующего дня.

Позже я убедился в том, что в моей жизни произошло второе значительное событие, которое в дальнейшем ее кардинально изменило – встреча с учителем. Вообще, в моем столкновении с ним и с тай цзи цюань в частности (об этом отдельный разговор) было нечто мистическое, потому что в странном стечении обстоятельств одновременно сложились несколько элементов:
– интенция внутри меня – поиск чего-то после длительного бездействия;
– определенное место – клуб, который не был ближайшим для моего места поживания, но именно туда меня что-то привело;
– момент – меня притащило в этот клуб буквально перед самым набором новой и по словам учителя экспериментальной группы и, конечно,
– сам учитель, который непосредственно причинился к тому, что я позже пережил то, о чем собственно тогда даже и не подозревал, но это было именно тем ключевым моментом, который изменил мою жизнь.

Забегая вперед, хочется сказать, что вообще-то я общался с ним только лишь семь месяцев, поскольку моя учеба закончилась и мы вынуждены были переехать в другой город. После этого наш контакт прервался. Спустя несколько лет я пытался его найти, но к тому времени он с этим клубом уже расстался и никто не знал, куда он перекочевал. К тому же это было начало 90-х и многие помнят, какой тогда был хаос. В общем, мы больше никогда уже не встретились. Впрочем, видимо так оно и должно было быть.

Следует сказать, что когда начались занятия, то мы специально ничего такого не делали. Он просто много говорил, а мы сидели и слушали. Этот монолог занимал бόльшую часть тренировки.

Вообще-то, в самом начале он нас предупредил, что мы являемся его экспериментальной группой, с которой он хочет вести занятия несколько иначе, чем с двумя предыдущими, которые тренируются у него уже 3 и 5 лет, но с которыми, как ему кажется, все же необходимо все начинать заново. Поэтому он в самом начале попросил нас о следующем: во-первых, набраться терпения и просто слушать, а, во-вторых, все, что мы услышим, постараться воспринимать без внутреннего сопротивления и не подходить к этому критически, как бы нам поначалу не казалось абсурдным и непривычным для нашего материалистического, школьно-институтского мировоззрения. (Необходимо сказать, что все это происходило в конце 80-х и то, о чем сейчас в открытую говорится, например, на ariom.ru, тогда было не то, чтобы запрещено, а еще не так широко доступно.)

Короче говоря, мы в самом начале занятий мало занимались тай цзи цюань, да и вообще мы делали все совсем не так, как это обычно происходит в других школах (о чем я, собственно, узнал несколько позже). Для начала он показал нам девять упражнений, которые мы должны были ежедневно выполнять, и указал, на что прежде всего обращать внимание. Эти упражнения и корректировка осанки из двух часов занятий занимали не более получаса. Мы не делали ни форм, ни того, чем обычно занимаются на тренировках тай цзи. В основном мы сидели и слушали, слушали, слушали. А он нам говорил, говорил и говорил.

Начинал он, конечно, от тай цзи цюань, но потом переходил на тантру, даоссизм, говорил о буддизме, христианстве и суфизме, об иллюзии и реальности, наших реальных и нереальных возможностях, о нашей внутренней энергии, сознании и подсознании, о наших взаимоотношениях друг с другом, о настоящей любви и эго, об истинном пути и о Будде, Христе, Боге, Вселенной и о многом другом. Это был беспрерывный монолог, обращенный к нам.

Все, что он говорил, я слушал словно завороженный, но при этом необыкновенное удовольствие переполняло всего меня. Я словно находился в каком-то трансе, сидя отрешенный, с ухмылкой на лице, и глядя куда-то в сторону, время от времени посматривая на него. Это было как медитация с открытыми глазами.

Я вообще не замечал времени занятий. Оно пролетало как стрела, но я чуть ли не дословно помнил все, что он нам говорил. Позже, после занятий, в последующие дни все его слова неоднократно повторялись в сознании. Я занимался повседневными необходимыми делами, а услышанное крутилось и крутилось в моей голове. Потом было следующее занятие и оно также неоднократно прокручивалось все последующие дни.

Я наконец-то слышал то, что так долго искал и так жаждал услышать. И хоть это не были непосредственные ответы на мои когда-то задаваемые себе и другим вопросы об абсолютном смысле, но они – эти ответы – в моей голове вдруг начали заполнять пустые места и упорядочиваться. Было такое ощущение, будто они были всегда где-то рядом, просто раньше я на них не обращал никакого внимания, считая, что это не совсем то, что мне нужно.
Слова моего учителя действовали на меня как долгоиграющая пластинка. Они постоянно крутились в моей голове. Мало того, в какой-то момент в моем сознании возник настоящий диалог между мной и им. Это была целая дискуссия. Я говорил с ним обо всем, что видел и что меня волновало, а он мне отвечал. Вернее я задавался вопросом и слышал ответы, которые звучали его голосом. Это происходило везде и чуть ли не на каждом шагу.

Я был вне себя от восторга и буквально купался во всем том, что он говорил. Оказывается, что все ответы было неимоверно просты. Это я раньше все усложнял, поскольку, с одной стороны, все происходящее воспринимал исключительно по отношению к самому себе, а с другой стороны, не знал и не понимал обычных принципов, по которым взаимодействуют, казалось бы, совершенно не стыкующиеся между собой явления и элементы нашей жизни, а тем более люди.

Когда я это понял, то начал замечать, что со мной начинает происходить что-то необычное, но одновременно очень приятное. Я постоянно был в состоянии невероятной эйфории. Меня постоянно переполняло удовольствие, как будто меня подключили к какому-то неощутимому источнику, который струился через меня. С моего лица не слезала улыбка.
Я постоянно лыбился и не мог перестать, словно сумасшедший. Но это было настолько приятное сумасшествие, что меня совершенно не беспокоило то, что другие, не понимая этого моего нового состояния, видимо считали, что я просто-напросто обкурился.

Но главное это то, что я осознал, что фактически нет смысла искать ответов где-то далеко. Основной ответ лежал просто внутри меня. Я был сам для себя ответом. Необходимо было просто начать от себя – пересмотреть самого себя вдоль и поперек, а для этого «включить» наблюдателя.
Когда я это понял, то началась настоящая работа с самим собой.

Например, раньше мне казалось, что моя жена (мы к тому времени уже поженились) все делает не так, как надо – не так говорит, не так одевается, не так себя ведет. Я постояно делал ей, как мне казалось, вполне уместные замечания, не понимая, что фактически просто донимал ее своими придирками. Она, естественно, обижалась, а я в свою очередь обижался на то, что она так болезненно реагирует на правду, вместо того, чтобы послушаться «мудрого» совета.

«Подожди! Кому надо – тебе или ей?» – слышал я голос учителя в свой голове. «А почему, собственно, должно быть так, как ты хочешь, а не как хочет она? А вообще, почему бы тебе не оставить ее в покое?» – продолжал он.
«Но мне хочется ей помочь!» – оправдывался я.
«И что? Помог?».
«Вообще-то, нет. Наоборот, мы чуть ли не каждый третий день ссоримся, и то буквально по пустякам. У меня уже синдром третьего дня. Если два дня все хорошо, то на третий обязательно будет ссора. Обычно так и происходит».
«Знаешь что? Ты просто боишься, что она станет независимой от тебя и будет делать все, что хочет сама, не считаясь с твоим мнением».
«Но ведь она все же должна считаться со мной», – не унимался я.
«Почему? У тебя что, какие-то права на нее выкуплены?».
«Нет».
«Ну вот видишь!? Так что, родимый, оставь всех в покое, а прежде всего ее, и займись-ка ты лучше собой. Нам всем так много нужно сделать с самим собой, что жизни не хватит на то, чтобы еще усовершенствовать других, тем более если они об этом не просят» – повторялась в моей голове фраза учителя, услышанная на занятиях.
«А если она уйдет? Я же ее люблю!».
«Если ты любишь ее, а не себя в ней, то научишься радоваться ее радостями, а не своими, даже если она уйдет и будет их получать от кого-то другого, даже секс».
«Ну, знаешь!!!».
«А что? А ты как хочешь? Помни, что она не твоя вещь. Так что разберись-ка сначала с самим собой, тогда и с другими не надо будет разбираться».

Меня вдруг осенило, что в действительности это я был причиной большинства наших ссор, а не она, как мне казалось. И я оставил ее в покое. Когда с моей стороны перестало «зудеть», она сама перешла в контратаку. Теперь она в течение двух следующих месяцев выливала на мою голову море своих претензий и замечаний. Она цеплялась всего, что бы я не делал. Все было не то и все было не так.

Но я уже был внутренне готов к такому сценарию. Я понимал, что она должна была вылить на меня обратно все то, что накопилось у нее в течение нескольких лет нашего совместного проживания и прежде всего моих претензий к ней. Я понимал ее реакцию и лыбясь, спокойно ждал, когда она выльет все до самого конца. Когда-то это должно было закончиться.

Мне было удивительно радостно от того, что я почувствовал, что внутри меня наконец-то создалась приятная пустота и что там нет ничего и никого, кто бы злился и хотел в ответ точно так же ужалить или укусить. Теперь я чувствовал, как ее слова, заряженные укором или претензиями, пролетали сквозь меня и нигде не задерживались. Я спокойно наблюдал за всем этим процессом как бы со стороны и в ответ, лишь радостно молча, улыбался. Она в свою очередь злилась, видя вместо обычной тирады ответных претензий лишь мою умиротворенную улыбку, но поскольку обратно ничто не возвращалось, она постепенно успокаивалась.

Наконец-то вылив все, что у нее накопилось в душе, она успокоилась окончательно. Настала эра безмятежного любви и покоя, которая продолжается до сих пор. За четверть века, что мы уже живем вместе, лишь пару раз случилась даже не ссора, а просто выяснение отношений на повышенных тонах, которые длились лишь несколько минут и угасали так же быстро, как разгорались, и мы дальше себе спокойно жили и живем.

После бесед с учителем и занятий тай цзи цюань в моем организме как-будто начал работать дополнительный моторчик и меня несло с необычайной легкостью. Одновременно в голове словно включался какой-то «сканер», который заново «сканировал» все, что меня окружало до сих пор, было знакомо до мелочей и в какой-то мере было даже обыденным. Вместе с тем, в голове и в душе постепенно образовалось такое огромное пространство, что там могло бы поместиться несколько галлактик и еще бы осталось место.

Также было забавное ощущение, как будто я при этом постоянно сканировал еще и самого себя, наблюдавшего за самим процессом сканирования всех моих мыслей, привычек, убеждений, ощущений, движений, жестов, при этом совершенно к ним не привязываясь.

Я почувствовал, что во мне появился совершенно новый человек, который с одной стороны знает самого себя, а с другой стороны, его как бы заново с удовольствием открывает. Я еще раз переосмысливал самого себя, и в знакомых до мелочей ситуациях, и в совершенно новых, как малое дитя учась ходить, открывал для себя такой знакомый, но при этом уже несколько новый мир. При этом главным объектом этого мира все же был я сам, хотя уже в совершенно новом качестве. Внутри меня пробудился некто, кто постоянно наблюдал за мной как бы со стороны. Я понимал, что это естественно «я» (а кто же еще?), но при этом это «я» уже было несколько другим.

Я занимался своими повседневными делами, а при этом мой сканер считывал все вокруг и заново заполнял мою новую расширенную память тем, что я вроде бы давно уже знал – друзьями, знакомыми, домами, деревьями, нашей квартирой, предметами, книгами и т.п.

Мало того, вдруг проявился жгучий интерес буквально ко всему – к истории, политике, биологии, социологии, психологии, экономике. Хотелось знать все, поэтому я читал все, что мне попадалось под руку, и получал удовольствие от того, что не просто понимаю все то, что читаю, а от того, что мне при этом необычайно интересно. Если раньше я замечал, что начиная читать какой-то текст и еще не дочитав до конца даже первого предложения, уже не помнил его начала, поскольку внимание незаметно переключалось на какие-то другие мысли, то сейчас оно как прожектор в ночи четко удерживало изображение, а сознание, подобно черной дыре, просто всасывало информацию и мометально ее усваивало.

Я не понимал, зачем она мне нужна, но где-то в подсознании была абсолютная уверенность в том, что она в определенный момент будет востребована. Зачем? Я не знал, но сам по себе процесс «всасывания» мне был интересен.

В определенный момент я понял, что все мое естество вдруг трансформировалось. В какой момент это произошло, я не знаю. Это длилось несколько месяцев и внутри родился кто-то, кто так долго жил в скорлупе и старался из нее вылезть. Вдруг произошла долгожданная метаморфоза и скорлупа просто-напросто растворилась, а я оказался один на один с миром по-новому. Солнце светило как и миллионы лет до того, но на небе уже не было ни одной тучки.

Изменились представления о мире и знания о нем, к которым я так привык и которые до того не вызывали никаких сомений. Это не значит, что одни заменились другими. Я так же, как и прежде, ценю научное мышление, ни в коей мере не отрицаю успехов науки и ее роли в развитии нашей цивилизации, достижениями которой я сам с радостью продолжаю пользоваться, но сейчас я уже точно не скептик.

Я понял, что стал совсем другим человеком. Каким? Это трудно объяснить словами. Я просто понимаю, что сейчас я не просто намного больше знаю о мире, но самое главное это то, что я сам стал намного лучше, чем прежде – спокойнее, увереннее, терпимее к другим и снисходительнее. Неожиданно наметились цели, о которых я никогда не думал, но которые позволили мне реализовываться так, как это присуще моему естеству, а не тому, как мне это казалось ранее.

Все внутри меня вдруг уложилось в определенный, стройный порядок, и все встало на свои места. Появилось ощущение спокойствия и уюта, как будто я наконец-то вернулся домой. Но если раньше мне в нем было неуютно и одиноко, и мне казалось, что мой настоящий дом находится где-то в другом месте, при чем даже на новом месте я все равно не мог освободиться от чувства одиночества и потерянности, то сейчас меня уже никуда не несло и я никуда не спешил. В душе наступило умиротворение и спокойствие. Теперь в любом месте, куда бы меня не заносила судьба, я дома.

Кроме того, я не просто наконец-то почувствовал себя дома, но словно произошли изменения со всеми вещами и предметами в нем. Они уложились совсем иначе, чем прежде. Они остались теми же самыми, хорошо знакомыми мне предметами и вещами, но если раньше они пребывали в хаотическом беспорядке, то сейчас каждая заняла присущее ей место. Вместе с тем, этот новый порядок создал удивительно приятное ощущение удобства, когда все, что тебе нужно, находится буквально под рукой. Хватит лишь подумать о каком-то предмете и он уже рядом.

Также появилось ощущение, как будто в старом камине зажегся огонь. Во мне появились новые силы и прилив свежей энергии. Я не просто перестал утомляться, а наоборот, словно ощутил второе дыхание. На работе я стал двигаться в ускоренном темпе и часто ловил себя на мысли, что необходимо время от времени немного притормаживать, поскольку сотрудники за мной не успевают. Появились неожиданные, совершенно новые идеи, решения и проекты.

Но самое интересное было в том, что хотя увеличилась интенсивность и динамика моей жизни, при этом все это происходило без каких-то дополнительных физических затрат и усилий. Все, что было необходимо для того или иного проекта – информация, идеи, средства, соответствующие люди и т.п. – вдруг появлялось спонтанно и своевременно. Я почувствовал, что наконец-то словно плыву в своем русле и в том темпе, которое присуще именно мне. Но и при таком ускоренном темпе все происходило без каких бы то ни было дополнительных усилий с моей стороны. Время несло меня само. Оно, с одной стороны, ускорило свой бег, но, с другой стороны, не было ощущения его нехватки. Дни полетели за днями как на карусели, но времени хватало абсолютно на все, даже на то, чтобы несколько минут посидеть и с удовольствием поглазеть на деревья и птиц за окном.

Я понимал, что изменился я сам, а не окружающий мир. Но если раньше он воспринимался мной однозначно, с привычных для меня представлений, усвоенных с детства, то теперь его понимание стало намного более глубоким, хотя сам по себе он остался тем же, что и прежде.

Мне это каким-то образом удалось. Я был вне себя от радости – с одной стороны, от того, что я понял, что мне удалось, казалось бы, невозможное, а с другой стороны, я был сам свидетелем того, как во мне самом начали происходить процессы, которые меня изменяли и в конечном итоге создали совершенно нового человека. Внешне я остался все тем же, но внутри я был уже другим.

Вообще-то было очень забавно наблюдать со стороны за тем, как я сам изменяюсь и как внутри меня рождается что-то новое и интересное, с чем мне самому приятнее жить. Внутренний конфликт исчез. На лице появилась улыбка и она до сих пор не исчезает. Все, что происходило и происходит вокруг меня, вызывает во мне необыкновенный интерес. Я как малое дитя впитываю мир и наслаждаюсь им. С одной стороны, появилась беззаботность, а с другой стороны, ответственность за все то, что и как делаю. Мелочи перестали быть мелочами. Все теперь имеет важность, но очередность укладывается по принципу необходимости – что в первую очередь, а что во вторую, а чего вообще не делать.

 

Александр Ом «По ту сторону просветления 2. Прелюдия» (продолжение)


Вместе с тем все вокруг, а особенно на работе, воспринимается с некоторой иронией. Иногда приходится просто специально самого себя осаждать, чтобы не расмеяться на серьезных совещаниях и делать вид, что тебя действительно интересует судьба фирмы и ее будущее. (Хотя, вообще-то, интересует. Все-таки уже столько лет в ней, да и к ребятам привык). Сидишь с серьезным видом и наблюдаешь, как одни доказывают другим, что нужно то, а не это, и удивляешься тому, что они ведь все это воспринимают совершенно серьезно и действительно, по-настоящему, переживают.

Немного их жалко, так как они не могут понять, что это всего лишь игра в зарабатывание денег. Да, конечно, необходимо что-то делать, чтобы прокормить семью, детей и себя, но зачем же так болезненно и эмоционально играть в эту игру. Это же всего лишь определенная роль – менеджера, специалиста, руководителя и т.д. И вот, пожалуйста, один говорит, что у него уже язва, другой таблетки на сердце глотает, третий обязательно должен выйти на свежий воздух покурить, четвертая никак не может успокоиться, и так далее. Сидишь, наблюдаешь за всем этим, потом вдруг не выдерживаешь и скажешь: «Слушайте! А что, если сделать так, так и так?». Все на тебя вдруг посмотрят в задумчивости, потом на исписанную данными доску, потом куда-то вверх и скажут: «Хм! В принципе, это мысль. Чего ты раньше-то молчал?». Ты пожмешь плечами и ничего не ответишь, а они вдруг с новыми силами бросятся развивать уже твою мысль и забудут о том, что ты им ее подбросил. А ты сидишь и думаешь: «Давайте, ребята! На здоровье. Мне не жалко. У меня их столько – этих мыслей, что вам даже не снилось. Если бы я вам сейчас рассказал хотя бы только о маленькой части того, что у меня в голове, то вы бы просто не поверили, что такое вообще возможно – в одной голове, и столько. Но как-то умещается. Хе-хе!».
В общем, так продолжалось еще несколько лет и в определенный момент меня вдруг постигло озарение – на меня совершенно неожиданно нашло осознание абсолютного смысла. Это было словно удар молнии. Он – абсолютный смысл – вдруг предстал предо мной настолько явным и простым, что я был просто вне себя от восторга. Все встало на свои места – Земля; вся природа на ней - с людьми и организмами; звезды; Вселенная и Бог. Ничего не было лишним. Все в мироздании занимало свое четкое и взаимообусловленное место. Одно дело услышать мудрых, когда тебе говорят, что все в мире взаимосвязано, а другое дело увидеть это собственными глазами и осознать.

Кроме того, я увидел, что те обширные знания из разных областей науки, которыми мы все обладаем в большей или меньшей степени и которые обычно воспринимаются нами как отдельные и, казалось бы, ничем между собой несвязанные области, вдруг нашли связующие элементы и синтегрировались. Они соединились в единое целое и приобрели объемный образ.

Это не только открыло для меня совершенно новую, дотоле неизвестную мне картину того, как устроен мир и каково наше место в нем, но еще и объяснило ее на основе тех обширных знаний о мире, которыми мы уже обладаем. Их совершенно нельзя игнорировать. Они действительно нужны. Без них труднее понять принципы взаимодействия всего того, что нас окружает и сам абсолютный смысл. Вместе с тем стало также понятно, что то, что мы знаем о мире, это действительно лишь малая часть того, чем он является на самом деле. Я себе даже не представлял, что такое может быть и насколько это может быть простым и одновременно сложным. Сложным в том смысле, что необходимо было суметь взглянуть на привычное по-новому и постараться сложить в единое, казалось бы, никак не стыкующиеся между собой части этого целого. Оказывается, что они не просто стыкуются, а иногда не могут друг без друга. И мало того, обычно они функционируют на основе тех же самых принципов.

Мне было радостно и хотелось смеяться от того, что все наконец-то оказалось очень понятным. Все время в голове крутилась мысль-цитата Жванецкого о том, что тонкий юмор не каждый понимает, но тот, кто понимает, получает массу удовольствия. Боже! Как же все это просто, оказывается!

Я недаром упоминаю Бога, потому что Он является главным действующим персонажем во всем этом. Я вдруг явно увидел Его роль и место во всем этом. Вернее не просто Его место, а Его план и смысл всего того, что Он создал и для чего. Оказалось, что не Он для нас, как это обычно воспринимается из наших эгоцентрических позиций, а наоборот, мы для Него – то есть человек действительно является одним из ключевых элементов в Его грандиозном плане. Но чтобы это понять, прежде необходимо учесть некоторые элементы, которые мы пока что совершенно не замечаем и поэтому не учитываем.

Когда я это понял, я успокоился. Вопросы исчезли. Они перестали зудеть. В душе наступила долгожданная тишина.
Кроме того, я стал совершенно спокоен за свою судьбу и судьбу моих близких. Теперь я был уверен, что ни со мной, ни с ними ничего страшного не случится, что бы с нами всеми не происходило и какие несчастья нас не ожидали в будущем. Что мы в мире не одни. И как бы это ни звучало странным, но нам помогают и мы находимся под постоянной опекой сил Оттуда, заинтересованных в нашем существовании и развитии, а особенно в развитии тех, кто Их уже пытается слушать и даже слушает.

Я в этом уже абсолютно уверен.

Но хотя со мной уже стало все в порядке, вместе с тем это далеко не был конец. Оказалось, что все не так просто, как бы этого хотелось, что есть еще и другие – мои близкие. Дальнейшие события показали, что начинается совершенно новый, самый сложный и самый ответственный этап в моей жизни, который продолжается до сих пор. Но это, я думаю, лучше описать уже в следующей статье.

http://ezotera.ariom.ru/2011/08/18/om.html

Чем привлекла статья? Человек просто описывает свою жизнь... и это путь просветления... Не надо срочно в Гималаи (хотя, для кого-то это - его путь). Теперь вижу, каждый идет путем просветления, если посмотреть на это с высоты ангельского полета...


Великий менеджер


Хотя кое-кто и поговаривал ещё с утра, что гроза нависла смутной угрозой над иссушаемым, испепеленным днем, всё же по мнению большинства обитателей того крохотного кусочка Вселенной, который именуется Москвой, ничто такого не предвещало. И это несмотря на то, что над Землей довольно назойливым, хотя в то же время и неопознанным летающим объектом нависла жирная лиловая туча. 
К полудню деревья притихли, и стало парить. 

А часам к четырем тишина на несколько секунд стала абсолютной, мир замер, словно перед фотосъемкой, затем последовала сама фотосъемка – блеснула бесшумно вспышка молнии, огненным зигзагом вспоров набухшее небо. И несколькими мгновениями спустя грохнул гром. Его раскаты стремительно пронеслись над Сретенкой, заглушив автомобильные гудки, и рассыпались по паутине тихих переулков. Из какой-то глухой подворотни с визгом шарахнул ветер, взметая перед собой столбы пыли и – обрушился ливень, будто он только и дожидался того, чтобы хлынуть через распоротое брюхо отяжелевшего, как туша левиафана, неба. Сточные канавы заполнились пузырящейся водой. 
<lj-cut> Несмотря на то, что на улице ещё были видны торопливые прохожие, раскрывшие свои спасательные зонтики, улица стала выглядеть пустынной.


Как-то быстро стемнело, и в зарождающихся сумерках на вымершей притихшей Сретенке возник странный субъект – пожилой, седовласый, с зачесанной назад волнистой шевелюрой, с неподвижным, будто застывшим, темно-коричневым взглядом из-под нависающих колючих бровей, одетый в черный в тонкую белую полоску английский костюм и производящий профессорским обликом своим впечатление внушительное. И, тем не менее, ещё нечто необычное примешивалось к его располагающей импозантности – на золоченой цепочке рядом с ним ступал , чуть прихрамывая, здоровенный взъерошенный грач, угрюмо и даже с оттенком какой-то злобы мерцающий антрацитовыми глазами. 

Седовласый и грач медленно вышли из Большого Сухаревского переулка как раз в тот момент, когда прогромыхали первые трескучие раскаты обрушившейся грозы, и хлынул ливень. 
Седовласый то ли опечаленно, то ли укоризненно покачал головой и неожиданно быстрым размашистым шагом пройдя несколько кварталов, подхватил на руки нахохлившуюся птицу и нырнул в приземистый и унылый Сергиевский переулок, где и исчез. 

А на улице уже творилось Бог знает что. Вода, словно ожившая и взбесившаяся, исхлестывала тротуары, и, по-видимому, началось великое половодье, если не сказать потоп. 
Ах, как сладко под мерный шум дождя погружаться в сон, когда всё тело в истоме, голова тяжелеет, веки смыкаются, но вы ещё не забываете всё напрочь и ещё смакуете это состояние блаженной дремоты, продлеваете удовольствие, как кошка, заигрывающая с обреченной мышкой, и уж только потом отдаетесь мягким ласкающим волнам наплывающих на вас видений. Пробравшись в свою комнатушку в коммунальной квартире, он рухнул в длбрые объятия своего древнего дивана.
Он нежился, он томился, как молоко 
на медленном огне и блаженствовал, овеваемый причудливыми видениями. Его пухленькие губки вытянулись в причмокивающую трубочку, а намечающееся брюшко, которое может намечаться, когда перевалило за тридцать, тихо колыхалось в такт медленному размеренному дыханию. 

Видения во сне были столь причудливы – никогда он не видывал ещё таких за свою добросовестную законопослушную жизнь. « Я во сне или в царстве призраков?» смутно подумал он и тут же услышал приглушенный сипловатый голос, ответствовавший ему: «Это одно и то же». 

Он вздрогнул и осмотрелся по сторонам, одновременно ощутив свое тело посыпанным мелкой дрожью, будто некто невидимый и неведомый положил его на блюдо и обильно посолил – но не солью, а крупинками страха. Так произошла его встреча с Большим Бормотуном – Змеем, который поведал ему о Нижнем Мире. 
- Нижний мир есть магическая реальность, являющаяся местом обитания всех влияний, которые управляют вашим предметным обыденным миром. Иными словами, это пространство призраков, духов. И одними из первых, кто догадался о существовании данного мира и проник в него, были шаманы. Ты - в магическом мире, если угодно - виртуальной реальности, которую шаманы называют обиталищем духов, психоаналитики – бессознательным, мистики – астралом. Кстати , в этот мир, а точнее в определенную часть его ты попадаешь всякий раз, когда погружаешься в сон. Вот тебе и всё понимание. 

- Но ведь виртуальный – значит вымышленный, нереальный на самом деле? 
- Не вымышленный, а альтернативный. Все реально, что существует. 
- Но неужели же именно Нижний Мир руководит всей моей жизнью? 
- А ты вспомни знаменитое положение психоанализа: «Сознание размышляет, Бессознательное управляет». 
Он в задумчивости понурился, на что Змей участливо отозвался:
- Вот видишь, правильно было сказано, что познание приумножает печаль. Но ты не печалься особо, потому что познание также приумножает и радость. Хочешь ли ты познания? 
- Хочу, - тихо вымолвил он. 

И Змей проводил его к Мастеру, который после первой проведенной беседы о модели человеческого сознания на примере любви, перешел к следующей, так необходимой ему, ступени познания. 
Мастер сказал: « Я тебе дам несколько медитативных формул. Выучи их и повторяй их постоянно в течение десяти дней. К окончанию этого времени ты обнаружишь в себе глубокие перемены. И это будет первым твоим шагом к тому, чтобы стать Великим Менеджером. 

Вот эти формулы: 

1. Отныне я проявляюсь в этом мире как Сила. 
2. И отныне я проявляюсь в этом мире как Энергия. 
3. В этом и заключена моя Сущность, мое мощное творческое начало, мой непрерываемый поток Бытия, частицей которого я являюсь. 
4. Я ощущаю себя не одним граммом, ни одной тысячной килограмма. И в этом осознании таится огромная, непреодолимая сила, носителем которой выпало быть мне. 
5. Я с каждым днем всё чётче и чётче понимаю, что я в этом мире одинок, как и все остальные люди. Но я принимаю и приветствую свое одиночество. И когда я чётко начинаю видеть это одиночество, я прекращаю делать иллюзорные попытки убежать от него. И тогда мне открывается новое понимание – понимание того, что я - один на один с Бытием, Богом, Вселенной и нет между нами посредников, и теперь все люди для меня – проявление этого Бытия, а другой вариант и невозможен, потому что всякий человек как личность все равно закрыт для меня, а я закрыт для него. И если я с кем-то встречаюсь, то это прекрасно, а если нет, то это означает всего лишь «нет». 
6. И поэтому для меня теперь нет людей как таковых, но есть неведомые посланники Бытия, вернее, само Бытие, только воплощенное в определенных телах и словах, произносимых этими телами. 
7. И каждый момент своей жизни я даже если разумом и не вспоминаю, но внутренне ощущаю присутствие нескончаемого мощного потока, имя которому – Бытие, Бог, Вселенная. 
8. Да и сам я есть Бытие. Протекающее через это тело, я - Живая Жизнь, вибрации которой и опускают эту грудную клетку и расправляют эти легкие. 
9. Я - Есть.
 

Э. Цветков

 

Стив Ротер – Двенадцать принципов целительства в новом мире.

 

Целитель - тот, кто создает для других пространство, в котором они могут исцелять сами себя.

 В прежние времена, когда люди нуждались в исцелении, они всегда обращались за помощью к целителю. Они искали легких решений — пилюлю, особую диету или магическое средство, которое помогло бы им мгновенно вы­здороветь. Этот метод замечательно работал вплоть до нынешнего этапа эволюции. Он позволял нам получать помощь, в которой, как нам казалось, мы нуждаемся.

«Вероцелителям» старых времен нужно было лишь дотронуться до человека, чтобы излечить его. Мне и самому приписывают спасение нескольких жизней. Я ни в коем случае не хочу умалить важности этих «чудес», поскольку знаю силу духа, исцеляющего тело, в котором он находится. Что же на самом деле происходит во всех этих случаях?

Фасилитатор просто совершает действия, необходимые для того, чтобы дать пациенту разрешение на исцеление себя самого. Когда пациенты видят реальный результат, они провозглашают фасилитатора целителем, а то и чудотворцем.  

 Сейчас, когда мы учимся быть людьми, владеющими всеми своими способностями, нам уже больше не подходит метод делегирования нашей силы кому-либо другому, включая целителей и фасилитаторов. Это означает совершенно новое понимание фасилитации как таковой. В результате мы практически ежедневно наблюдаем появление новых целительских принципов.

Ниже приводятся некоторые предложения по работе с людьми в Новой Энергии самостоятельного обретения силы. Принципы эти не новы и не претендуют на то, чтобы их принимали в качестве обязательных правил. Они могут просто напоминать фасилитаторам о том, что сегодня мы уже имеем дело с новым человеком — человеком, который обрел силу.

 Латинское изречение Primum поп посеrе («Не навреди») приписывается Гиппократу, знаменитому «отцу медицины». Сейчас, в эпоху обретения силы, мы должны сделать следующий шаг — находить возможность способствовать исцелению пациентов, не забирая у них их собственную силу.

 Эти двенадцать предложений для фасилитаторов были даны мне, когда я только начинал свою работу в сфере мета­физики. Я очень надеюсь, что они помогут вам определить для себя некие высшие истины и быть уравновешенными, когда вы создаете пространство для самоисцеления других людей.

 1. Сосредоточение на обретении силы
 Исцеление в более высоких вибрациях Новой Земли может произойти только тогда, когда люди владеют своей собственной силой. Это означает, что нашей основной заботой и первой целью всегда должен быть поиск таких способов помощи людям, при которых мы не отбираем их силу.

 2. Исцеление только по просьбе
 Любая целительская помощь должна оказываться только по просьбе пациента. Больше невозможно способствовать исцелению других людей без их личной просьбы.

 3. Намерение
 В Новой Энергии содействие исцелению возможно лишь при наличии высшего намерения. Эволюционируя дальше, мы обнаружим, что секретов больше нет. Поэтому мы как фасилитаторы должны сделать так, чтобы и мы сами, и наши побуждения были отчетливо видимы и ясны.

 4. Восприятие
 Болезнь не всегда является знаком того, что что-то неправильно. В какие-то моменты болезнь необходима, чтобы помочь изменениям, и наша роль здесь состоит лишь в том, чтобы содействовать этому процессу. Важно осознавать, что болезнь — это лишь одно из «состояний здоровья», а фасилитатор-целитель должен научиться работать со всеми состояниями, чтобы создать пространство, в котором здоровье будет преобладать.

 5. Истина
 Будучи фасилитатором, важно высказывать свою истину. Но, делая это, мы должны осознавать, что истина всегда находится в развитии. Оставьте себе место для роста в том, что вы говорите, и высказывайте свою истину в таком виде, который позволит другим придерживаться их истины. Иначе говоря, не ограничивайте людей своей истиной. Уважайте все оттенки истины, как бы сильно они ни отличались от ваших любимых оттенков. Помните: спор возможен лишь в той иллюзорной полярности, в которой мы живем.

 6. Сбалансированное эго
 Для содействия исцелению необходимо иметь сбалансированное эго. Это означает, что нам нужно чаще проверять свое эго и честно отслеживать движущие силы наших действий и слов. Если эго вырастает слишком большим, оно отрезает нас от нашего Источника. Но если оно недостаточно велико, невозможно быть фасилитатором!

7. Проницательность
 Мы должны учиться искусству проницательности*, чтобы выбирать, не осуждая. Мы должны тщательно отслеживать то, что попадает в наше поле, и быть разборчивыми: выбирать только те вещи и идеи, которые удачно нас дополняют. Все остальное нужно отпускать без осуждения. Нам не нужно влезать во все на свете. Наоборот: мы должны научиться выбирать только то, что питает и воспитывает нас.

 8. Создание безопасного пространства
 Самые мудрые слова, которые может сказать фасилитатор: «Я не знаю». Это означает, что, обучая других, мы должны оставлять им место для обретения силы. Ни у кого из нас нет всей истины, но все вместе мы имеем доступ к ответу на любой вопрос.

9. Уязвимость
 Наша истинная сила целителей состоит в том, что мы можем быть уязвимыми. Именно наша человечность делает нас особенными. Мы должны научиться позволять этому качеству блистать во всех наших деяниях; мы должны открыто признавать свои ошибки перед другими людьми. На этом пути то, что воспринимается нами как слабость, скоро станет нашей величайшей силой.

 10. Власть над мыслями
 Помните: мы можем не контролировать те мысли, которые приходят к нам в голову, но имеем полную власть над тем, что остается в нашей голове. Это наша обязанность — самим стать хозяевами своих мыслей и помогать достичь этого тем, с кем мы работаем.

 11. Движущая сила
 Важно понимать, что основная движущая сила у всех одинакова. По существу, мы все, словно заблудившиеся дети, бродим в темной комнате и ищем дверь, чтобы выйти обратно к свету. Самый простой способ найти Свет, не навредив друг другу, — взяться за руки!

 12. Ответственность
 Исцелять других невозможно. Можно лишь создать и предложить им пространство, в котором они, если захотят, смогут исцелить себя сами. Поэтому не берите на себя ответственность за исцеление кого-либо, кроме себя самого. Если чувствуете себя истощенным после работы с пациентами, это потому, что вы берете на себя ответственность за их исцеление. Помните о том, что Ответственность — это то, что уравновешивает Силу. Помогите тем, с кем вы работаете, взять на себя ответственность за свое исцеление, и тогда они получат свою истинную силу.

 Фасилитация исцеления — это очень высокочтимая работа. Но не будем забывать золотое правило:

 Исцели другого — и, возможно, ты изменишь его жизнь. Помоги другому исцелить себя — и ты изменишь Вселенную. 

Стив Ротер – Духовная психология 

 

Интересное высказывание про эго... Повидимому эго тоже имеет градации от эго-САМОСТИ до эго-ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ, я так понимаю. Но надо еще пристальнее разобраться, почему "если оно недостаточно велико, невозможно быть фасилитатором!"? А если его совсем нет..., или у людей так не бывает?


Слова про уязвимость, тоже зацепили, пока до конца не понимаю: позволять уязвимости блистать во всех наших деяниях...? Имеется ввиду чуткое восприятие...?

то, что воспринимается нами как слабость, скоро станет нашей величайшей силой..?

Надо подумать над этим!


Елена Орлова сказал(а):


...Если эго вырастает слишком большим, оно отрезает нас от нашего Источника. Но если оно недостаточно велико, невозможно быть фасилитатором!


 
 Наша истинная сила целителей состоит в том, что мы можем быть уязвимыми. Именно наша человечность делает нас особенными. Мы должны научиться позволять этому качеству блистать во всех наших деяниях; мы должны открыто признавать свои ошибки перед другими людьми. На этом пути то, что воспринимается нами как слабость, скоро станет нашей величайшей силой.

 


 

RSS

Дни рождения

Сегодня дней рождения нет.

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ