Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

ПРИТЧА ОБ АНГЕЛЕ ХРАНИТЕЛЕ

-- Взгляни с Небес на жизнь свою,
(Но я – не Повелитель.
Его, как ты, благодарю,
Что был лишь -- твой Хранитель).
И угляди свои следы,
Оставленные в жизни…
Как знать, быть может, где-то ты
Предашь их укоризне!

-- Следы вторые там... со мной…
Откуда?.. Кто?.. И… как же?
Не видно тех следов порой…
И часто, не однажды…
Что странно это, сам пойми...
Окинь лишь только взглядом…

-- Следы, что видишь ты – мои…
Я был с тобою рядом!

-- Так, стало быть, в тяжёлый час –
И знает пусть Спаситель –
Ты покидал меня не раз!
Какой же ты Хранитель?

-- Ответ мой прост… и он таков:
Хоть ты и не просил,
Тебя, где нет вторых следов,
Я… на руках носил!

БОЖЬЯ ВОЛЯ

«О, Господи! Хочу, чтоб ты помог
(Хотя по жизни я неприхотлив,
Но, коли всё же надо мною Бог)
Благополучно переплыть пролив!» —

Промолвил человек и сел в челнок.
Но не проплыв и четверти пути,
Как от внезапной бури занемог,
(Где шторм — не спрятаться и не уйти!)

«О, Господи! Хочу я вновь просить!
Прости за то, что молвлю невпопад.
Мне одному челнок не вывести…
Ты помоги вернуться мне назад!»

Лишь развернул в обратный путь челнок,
Стеною волны преградили путь.
Так с вёслами он справиться не смог
И две руки его -- легли на грудь…

«О, Господи! Последний раз прошу!
Твоё распятье на груди ношу.
Не поступил по воле ты моей,
Так поступай по воле же своей!»

Едва промолвил — небо стало светлым,
Утихла буря, дунул свежий ветер…

Кто свою волю подчиняет Божьей,
Тому Отец Небесный да поможет!

ВЕСТЬ ДЛЯ СОКРАТА

"При многословии не миновать греха, а
сдерживающий уста свои — разумен."
Книга Притчей Соломоновых, 10:19

Сказал вдруг человек Сократу:
«Услышь (коли от слов в судьбе
Не станешь бедным иль богатым),
Что друг твой молвил о тебе…»

Но перебил его философ:
«Не выясняя, что и кто,
Я поспешу с таким вопросом:
Уверен ты, что правда то?» —

«Почём мне знать, я только слушал…» —
Был дан философу ответ.
«Так пожалей мои ты уши…
Ведь сам не знаешь — правда ль, нет!

А боле, коль заняться нечем,
Задай себе такой вопрос:
Есть нечто доброе в той речи,
Которую с собой принёс?» —

«Скорей, наоборот, учитель!» —
«Тогда зачем же слушать мне?
Пусть будет тех вестей хранитель,
Лишь ветер, шепчущий волне!

Но если пожелаешь всё же
Услышанный поведать сказ,
В котором польза есть, быть может,
То передай мне друга глас!»

«Да нет и пользы в том сказанье…
Но разгадал я твой секрет:
Где доброты, и правды нет,
Не стоит, уделив вниманье,
О том шептать или кричать…
Пожалуй, лучше… промолчать!»

Я ПРОСИЛ У ГОСПОДА

Сил просил у Господа –
Трудности мне дал!..
Чтоб ещё сильнее я,
В этой Жизни, стал...

Попросил и Мудрости –
Кучу дал проблем,
Чтоб они решались -- мной,
Более – никем!

Ждал и Процветания-
Милостью с Небес –
Мышцы, чтоб работать, ум --
Даровал Отец!

Попросил я Мужества --
Он преграды дал.
Их преодолев, в себе --
Лишь уверен стал!

И Любви у Господа
Робко попросил…
Вдруг вокруг -- Просящие
Помощи и сил…

С просьбами, казалось мне -- так ни с чем остался,
Но имею ВСЁ вполне, в чём давно нуждался!

КАМЕНЬ

"...И кто-то камень положил в его протянутую руку."
М.Ю.Лермонтов, "Нищий"

История знакома…
«Шутник» жил не тужил,
Раз нищему слепому
Он камень положил.

И услыхал такое:
«Коль сердце мне отдал,
Утратив дорогое,
Бедней меня ты стал!

Быть Щедрости отрадно
Лишь с «барского плеча»…
Возьми ж скорей обратно,
Что отдал сгоряча!

Пока закрыта Дверца
И ты не у Крыльца —
Знай: каменное сердце —
Созданье не Творца!»

УМ И СЕРДЦЕ*

Верно прожитые дни,
Если с верою они.
Радость в вере обретёшь,
А сомненья прочь гони!

Сорвался в пропасть атеист.
Но куст, что рос средь скал,
Бедняге, чтоб не падал вниз,
«Соломинкою» стал…

Не столь надёжна мощь куста,
Обеих немощь рук,
Всё же заставили уста
Сказать такое вдруг:

«Умом я понял: Бог, Ты есть!
Подай спасенья глас!
Я стану вере предан весь!
Что делать мне сейчас?
А все грехи мои прости…»

Как гром средь бела дня
Вдруг голос: «КУСТИК ОТПУСТИ,
КОЛЬ ВЕРУЕШЬ В МЕНЯ!»

Казалось, Господа нашедший
Промолвил: «Я не сумасшедший!»

Кто к вере, наконец, пришёл,
Своим умом и убежденьем,
Так дай-то Бог, чтоб он нашёл
Тому и в сердце подтвержденье!

............
* Басня-притча УМ И СЕРДЦЕ под названием Подтверждение веры прозвучала в радиопередаче Radio Ortodoxa 10-2012 Храм Архангела Михаила г.Альтеа Испания Русская Православная Церковь Корсунская епархия читает диакон Владимир
ссылка
http://www.orthodox.es/ru....-102012

КРЕСТ

Вдруг показалось человеку,
Ему на свете тяжко жить.
Решил последовать совету,
Что крест свой можно заменить.

Так перед Господом, в унынье,
Он на колени робко встал.
Просил, чтоб бремя заменил Он,
Лишив, столь тяжкого, креста.

Бог предложил ему на выбор
Любой избрать по-жизни крест...
В хранилище, как в море рыбы,
Крестов, аж негде и присесть.

Глаза невольно разбегались.
Пускай не сразу, но нашёл,
Крест самый маленький, на радость,
Что, наконец, вопрос решён!

Когда ж спросил он разрешенья,
Забрать заветный крест с собой,
В ответе было умиленье --
«Ты с ним пришёл, он снова твой!»

Тот выбор был предельно ясен…
И чуда Бог не совершил.
Настолько человек несчастен,
Насколько сам себе внушил!

НИЩИЙ

"Человек, который не знает куда идёт,
лишён попутного ветра!"
Сенека

По улице ночной
Шёл нищий, не домой.
Куда? Не знал он сам,
Доверясь лишь глазам…

Его остановил
Со свитой грозный мэр.
С насмешкой мэр спросил:
«Куда идёте, сэр?»

Ответил нищий запинаясь:
«Я бы сказал, но я не знаю!»

Распорядился мэр,
Чтоб в яме посидел
И вспомнил до утра —
Куда тот шёл вчера!

А утром мэр спросил:
«Ну, так куда ты шёл,
Коль ноги волочил,
Когда меня нашёл?»

Нищий просто вздохнул и сказал:
«В яму шёл, но об этом не знал!»

ЖРЕБИЙ

У входа на большой базар,
Купца завидел кредитор…
И тут же завязался спор,
Людской словесности пожар!

Купец уж бледен стал лицом,
Но ростовщик был как стена.
А рядом с должником-купцом
Стояла юная жена.

Был очарован ею вдруг,
Неумолимый ростовщик.
И предложил: — Давай-ка, друг,
Наш спор мы разом разрешим!

Два камня положу в кошель:
Один я белый опущу,
Коль вытащит его Гузель* —
Она — моя, а долг — прощу!

Другой же чёрный я кладу,
Достанет коль его она —
Забудешь ты свою беду,
Прощу тебе я всё сполна!

Но углядел Гузели взгляд:
Два белых камня в кошельке,
Что плут подбросил их подряд,
Зажавши чёрный в кулаке...

Из кошелька млада-краса
Едва достав, роняет вдруг
На землю камень, а в глазах
Прекрасных — якобы испуг.

— Коль под ногами столь камней,
Искать средь них не стоит свой!
Ну так поступим же мудрей,
Чтоб наконец настал покой!

Заглянем лучше в кошелёк:
Какой остался камень там?!
И если чёрный — видит Бог —
Покорно я себя отдам!

..........
*красивейшая, достойная восхищения (тюркско-татарское).

Представления: 6706

Ответить на это

Ответы на эту тему форума



Шебзухов Владимир Шебзухов сказал(а):



Шебзухов Владимир Шебзухов сказал(а):

БАСНЯ-ПРИТЧА

 

 «Не всегда тот враг, кто обложит тебя грязью

 и не всегда тот друг, кто поможет тебе оттуда выбраться!»

 (Пословица)

 

 В денёк морозный из гнезда

 Слетел шалун-птенец.

 Но тут ждала его беда —

 Приблизился конец.

 

 От холода окоченев,

 Собрался помирать…

 И надо же — покинув хлев,

 Корове рядом стать!

 

 Лепёшкой тёплой наградив

 (Как квочка, что снесла),

 И, к жизни кроху возродив,

 В свой хлев опять ушла…

 

 Согретый в радости запел

 (Точнее — зачирикал).

 Тут кот соседский подоспел

 И сцапал кроху лихо!

 

 Всё лучше, если ты молчишь:

 В грязи ль, в толпе безликой,

 Коли попал туда, малыш,

 Сиди и… не чирикай!

 

ОЛЕНЬ

 

 Свои рога (казалось, не замеченный никем),

 Хвалил олень, любуясь отражением в реке,

 Но обратил с досадою в итоге

 Вниманье на свои худые ноги…

 

 Могучий лев, что наблюдал за ним в кустах,

 В одном прыжке пред ним предстал, вселяя страх.

 И ноги тонкие (те самые) уж вскоре

 Несут оленя в лес по чисту полю…

 

 В густом лесу уже укрылся он —

 Хвала ногам. И прошлое — как сон.

 И всё ж не миновать беды бедняге —

 Застряли вдруг рога его в коряге…

 

 Порой не угадаешь, как нам жить:

 Кого — ругать?! Кого — хвалить?!

 

ЧИСТОТА И ГРЯЗЬ

 

 Была в гостях у Власти Власть:

 Лев у медведя бурого…

 

 «В твоём лесу — сплошная грязь!

 Зачем приехал сдуру я?!

 Ответь, Михалыч, не таясь,

 Как с этим ты живёшь, смирясь?»

 

 «У нас, — ответ был, — отродясь

 Так чистотою грязь звалась!»

 

 Так Власть не покидает страсть

 Рассчитывать всё планомерно —

 Ту грязь, что на пол пролилась,

 Чтоб чистотою назвалась,

 Размазывает рав-но-мер-но!

 

ОБЕЗЬЯНЫ И БАНАНЫ

 

 То был не сказочный обман —

 К банану прилипал банан.

 Такой обильный урожай

 Привлёк ватагу обезьян…

 

 Приматов «остудил» жираф

 (Всех поучать его был нрав).

 И, монотонно речь смакуя,

 Прочёл им лекцию такую:

 

 «Сулит болезни обезьяне —

 Яд, что находится в банане.

 Но знать должна то обезьяна,

 Что польза — в шкурке от банана!

 

 Я есть бананы буду сам,

 А шкурки предоставлю вам!»

 

 Лишь посмеялись обезьяны

 И… «навалились» на бананы.

 

 Давно понятно всем и ясно,

 Что каша с маслицем прекрасна.

 А что собаки любят кости —

 Придумал тот, кто любит мясо!

 

СОВА И ВЛАСТЬ

 

 Взвыл от отчаянья лесной народ —

 Матёрый волк житья им не даёт!

 Нет больше мочи беспредел терпеть.

 Не защитит ли бедолаг медведь?!

 

 Но у берлоги дали всем понять —

 Они (медведи) в срок ложатся спать!

 Лишь после зимней спячки, по весне,

 Решат вопрос, какой совет им дать.

 

 Вновь от отчаянья звериный вой…

 Услышан был он старенькой совой.

 Совет несчастным от совы был дан,

 Как заманить матёрого в капкан.

 

 Когда ж затея эта удалась,

 Сова в награду получила власть,

 Но, проглотив лишь парочку мышей,

 От власти сей публично отреклась.

 

 Недаром по миру несутся слухи.

 Так к нам пришла пословица одна:

 «Быть лучше крохотною головою мухи,

 Чем крупным задним местом у слона!»

ЯЩЕРИЦА

 

 В погоне за хвостом красивым

 Хватали ящерицу силой…

 А та, хоть и убавив рост,

 Откинула красивый хвост!

 

 Коли дороже ценишь жизнь,

 То за богатство не держись!

 

ЧЕРЕПАХА

 

 На свадьбу Зевса не пришла

 Чудная черепаха

 И в наказанье приняла

 (Чтоб не идти на плаху)

 Свой дом весь век носить с собой,

 Смирясь с тяжёлою судьбой.

 

 Так и живёт в своих костях…

 Но дома лучше, чем в гостях!

 

НА ЧУЖОМ НЕСЧАСТЬЕ

 

 Когда-то в старину сказали зайцы:

 «Трусливей нас нет, видно, никого!

 Осталось нам лишь утопиться, братцы —

 Себя, избавив разом от всего!»

 

 Но у пруда, куда пришли топиться,

 Лягушки испугались их самих…

 Решили зайцы: «Если нам не снится,

 То есть ещё трусливее, чем мы!

 

 Так стоит ли из-за того топиться,

 Когда есть от чего воодушевиться!»

 

 И до сих пор порою так бывает,

 Что на чужих несчастьях дух свой укрепляют!

 

ЧЕРВЯК

 

 Червяк, завидуя змее

 (Ведь сам он ростом мал),

 Вдруг распластавшись по земле,

 Вытягиваться стал…

 

 Как только роста он достиг,

 Так облегчённо охнул

 

 И… от натуги лопнул…

 

 Пускай, ты беден, всё ж пойми,

 Что зависть душу сушит.

 Ведь сколько «жабу ни корми»,

 А всё равно… задушит!

 

ТЕЛОК И ОЛЕНЬ

 

 Оленя пристыдил телок:

 «Собак ты больше вдвое,

 Да и довериться бы смог

 Своим рогам тем боле!»

 

 На что олень ответил так:

 «Хоть сам об этом знаю,

 Но вспомнить, слыша лай собак,

 Никак не успеваю!»

 

 Не стоило оленя хаять…

 Оленю проще убежать.

 Олени не умеют лаять —

 На лай собачий отвечать!

 

МОЛЧАЛИВЫЙ СОКОЛ

 

 Читателю, быть может, ново:

 Когда-то сокол был горласт,

 Но пересказанное снова

 Урок кому-то преподаст…

 

 Услышал сокол как-то ржанье…

 Тому задумал подражать.

 Не принял должного вниманья:

 Крылатым ржанье — не под стать…

 

 Не поддержали птицу боги.

 Сорвал бедняга голос свой.

 И получилось так в итоге:

 Был — голосистый, стал — немой!

 

 Чем наделён на этом свете —

 Не лучше ль оставаться с этим?

 

 

Владимир, добрый день!

Я так себе представляю: где-то в Пространстве есть измерение, заселенное творческими личностями, туда отправились в свое время Пушкин, Васнецов и прочие знаменитости. Ищут они на земле для себя преемника, или человека-портал. Ко мне порою Бунин заглядывает на огонек, очень я радуюсь его приходам. А Вашего Муза, Володя,  не  Крыловым зовут?

Нет, Аделиночка!Дедушка Крылов преподал нам, на всю нашу жизнь знаменитые басни

Волк и ягнёнок,Лисица и ворона, Лиса и виноград... переведённые им с басен Лафонтена, написанных Лафонтеном по знаменитым басням Эзопа.

Мой Учитель-Маршак(даже не С.Михалков) С уваж

Аделина сказал(а):

Владимир, добрый день!

Я так себе представляю: где-то в Пространстве есть измерение, заселенное творческими личностями, туда отправились в свое время Пушкин, Васнецов и прочие знаменитости. Ищут они на земле для себя преемника, или человека-портал. Ко мне порою Бунин заглядывает на огонек, очень я радуюсь его приходам. А Вашего Муза, Володя,  не  Крыловым зовут?

О, не знала я этой затейливой истории Крылова, надо же. Но если и перевел он Эзопа, то классно перевел.

Но все же, есть неких Дух - Муза (у меня, я уверена, Муз), которая посещает творческую личность. И, наверное, когда творческая личность оттворила и ушла, Музе нужен кто-то следующий, кто выразит ее послания, преломив их через себя, как через линзу.

Я считаю это великой честью для нас, людей, быть вот такими линзами - порталами для Бога. К себе поэтому мало отношу результаты своего творчества, но стараюсь быть очень тщательным сотрудником-ли, переводчиком-ли, ченнелером. Чтобы передача Безупречности Бога тоже была, насколько это возможно для меня, безупречной.

Вот такая моя позиция. А как Вы видите творчество, творческий процесс?

Милая Аделина... Крылов не переводил Эзопа...

Я плохо разбираюсь в Мусях...Удачи Вам!!!С уваж.

И вам, Володя, творческих удач!

Владимир, Вы натолкнули меня на поиски доэзоповских басен. Поскольку ничто не имеет начала и не имеет конца, то, думаю, есть такие, пусть и безымянные...

Предшественники Эзопа. Первые басни о животных.

Сэмюэл Крамер, автор статьи.

Греки и римляне считали родоначальником жанра басен о животных старца Эзопа, жившего в Малой Азии в VI столетии до н. э. Однако сегодня мы знаем, что по крайней мере часть басен, приписываемых Эзопу, была известна людям задолго до него. Во всяком случае, басни о животных типа «Эзоповых басен» появились в Шумере на тысячу с лишним лет раньше.

Животные, как и следовало ожидать, играли значительную роль в шумерской назидательной литературе. За последние годы Э. Гордон собрал и перевел общим счетом 295 пословиц и басен, в которых фигурируют 64 вида различных представителей животного мира — млекопитающих, птиц и низших классов животных вплоть до насекомых. Изученный материал позволяет сделать любопытные выводы относительно того, какие животные были наиболее популярны. Чаще всего в шумерской литературе упоминается собака (в 83 пословицах и баснях). На втором месте — крупный домашний скот, далее — осел, лисица, свинья и лишь после них — домашняя овца. За овцой следуют лев и дикий бык (ныне исчезнувшая порода Bos primigenius), затем — домашний козел, волк и т. д.

Ниже я привожу некоторые предварительные переводы наиболее сохранившихся и понятных шумерских басен, выполненные Гордоном. В них фигурируют самые различные животные — от собаки до обезьяны.

Жадность собак иллюстрируется следующими двумя короткими баснями:

«1. Осел плыл по реке; собака не отставала от него и приговаривала: „Когда же он вылезет на берег, чтобы его можно было съесть?“

2. Собака пришла на пир, однако увидев оставшиеся кости, удалилась, сказав себе: „Там, куда я сейчас пойду, для меня найдется больше поживы“».

Однако одно из прекраснейших выражений материнских чувств тоже вложено в уста собаки в другой басне:

«Сука говорила с гордостью: „Мне неважно, какие щенки у меня, рыжие или пятнистые, — я все равно их люблю!“»

Что касается волка, то шумеры, если судить по наиболее хорошо сохранившимся басням, в которых он фигурирует, считали его воплощением кровожадности и коварства. В одной из басен, текст которой, к сожалению, немного поврежден в двух местах, рассказывается о том, как стая из десяти волков утащила несколько, видимо десять, овец, и о том, как один волк, прибегнув к нехитрой софистике, одурачил своих товарищей: «Девять волков и десятый с ними зарезали несколько овец. Десятый волк был жаден и не… (на табличке повреждены одно или два слова). Когда он коварно…. (повреждены одно или два слова), он сказал: „Я разделю ее (добычу) для вас! Вас девять, так пусть одна овца будет вашей общей долей. А я один, так пусть мне достанется девять овец, — это будет моя доля!“»

Из всех диких зверей наиболее ясно и определенно очерчен в шумерских баснях характер лисицы. О ней говорится как о животном чванливом и тщеславном, которое постоянно, на словах и всем своим поведением, стремится преувеличить свое значение. В то же время — это трусливый зверь, способный лишь хвастаться. Вот, например, несколько басен о лисице: «Лиса наступила дикому быку на копыто и спрашивает: „Тебе не очень больно?“»

Или еще: «Лиса не сумела построить себе дом, а потому пришла в дом друга, как завоеватель».

Вот другой пример: «Лиса несла палку (и спрашивала): „Кого бы мне стукнуть?“

Лиса несла официальный документ (и спрашивала): „Чего бы мне потребовать?“»

Или еще: «Лиса скрежещет зубами, но голова у нее трясется».

А вот две самые длинные басни про лису, которые особенно ярко иллюстрируют самомнение и трусость этого персонажа. Обе басни довольно запутаны и обрываются, не доходя до конца, но в целом их смысл и мораль вполне ясны: «Лис сказал своей жене: „Идем со мной! Давай изгрызем город Урук, словно это лук-порей у нас под зубами! Мы будем попирать город Куллаб, словно это башмак у нас под ногами!“ Но не успели они подойти и на 600 гаров к городу (примерно три километра), как собаки зарычали на них: „Геме-Туммаль! Геме-Туммаль! (По-видимому, так звали жену лиса). Иди домой! Ступай прочь!“ — так угрожающе рычали они из города».

Нетрудно понять, что лис и его жена тотчас последовали этому совету и вернулись восвояси.

Вторая басня про лису включает мотив, много позднее использованный Эзопом в басне «Крысы и ласки», хотя в ней и не упоминается лиса: «Лиса потребовала у бога Энлиля рога дикого быка, (и вот) ей были даны рога дикого быка. Но поднялся ветер, полил дождь, а лиса (из-за рогов) не могла укрыться в свою нору. Под утро, когда холодный северный ветер, грозовые тучи и ливень обрушились (?) на лису, она сказала: „Как только рассветет“…»

К сожалению, конец басни отсутствует, но, по-видимому, лиса намеревается снова обратиться к Энлилю, умоляя избавить ее от рогов дикого быка.

Хотя лисица шумерских басен и не походит на умное, ловкое животное, каким она предстает перед нами

в европейском фольклоре, она имеет немало общего с лисой из некоторых басен Эзопа (взять хотя бы басню «Лиса и виноград»). Следует также отметить, что до нас дошли, — к сожалению, в весьма плохом состоянии, — фрагменты двух басен, в которых лиса появляется рядом с вороном или вороной, то есть в том же сочетании, что и в баснях Эзопа.

Медведя мы встречаем лишь в двух шумерских баснях; в одной из них, видимо, идет речь о его зимней спячке.

Но если о медведе нам почти нечего сказать, то о мангусте можно найти в пословицах и поговорках немало любопытных сведений. В Древней Месопотамии, как и в современном Ираке, держали ручных мангуст для борьбы с крысами. Шумеры, видимо, подметили и оценили смелость, с какой мангуста бросается на свою добычу в отличие от кошки, которая долго и терпеливо поджидает удобного мгновения, чтобы выпустить когти. Это нашло выражение в такой поговорке:


Кошка долго раздумывает,
Мангуста не теряет времени даром.

 

С другой стороны, от мангуст было трудно уберечь какую-либо пищу или алкогольные напитки, и хозяевам приходилось мириться с этими пороками своих любимиц. Шумеры говорили не без горечи:


Если есть в доме еда, ее уничтожит мангуста,
А если она что-нибудь оставит мне, придет чужестранец и уничтожит все!

 

Впрочем, в другой пословице домашняя мангуста забавляет своих хозяев благодаря своему «извращенному вкусу»: «Моя мангуста ест только тухлятину, а ради пива или топленого масла и не пошевелится».

В одной из пословиц как будто встречается упоминание о гиене, но смысл его недостаточно ясен.

Что касается кошки, то она фигурирует в шумерской литературе лишь в виде исключения. Об одном случае уже шла речь (пословица о кошке и мангусте). Во втором случае корова, которая повсюду следует за носильщиком корзин, сравнивается с кошкой.

Лев, согласно пословицам и басням, обитал в местностях, заросших деревьями и тростником. Впрочем, в двух баснях, — текст одной из них сильно поврежден, а в другой неясен смысл, — лев почему-то оказывается в открытой степи. Раз для льва заросли — удобное укрытие, то человек должен сам остерегаться льва и для этого изучать его повадки.

Так, в одной пословице говорится: «О лев, густые заросли — твой союзник!»

А в другой: «Лев и в зарослях не съест человека, который его знает!»

Последнее изречение невольно напоминает историю об Андрокле и льве.

Другая сильно поврежденная табличка сохранила нам обрывки басни про льва, попавшего в западню, и про лису. В большинстве басен лев предстает главным образом как могучий хищник, добычей которого становятся овцы, козы и «свиньи зарослей» (видимо, дикие свиньи).

«Когда лев пришел в овчарню, собака была привязана веревкой из крученой шерсти», — говорится в одной басне. А в другой рассказывается такая история: «Лев схватил „свинью зарослей“ и начал ее терзать, приговаривая: „Хотя твое мясо еще не наполнило мне пасть, твой визг уже просверлил мне уши!“»

Однако лев не всегда выходит победителем, ибо даже он может быть одурачен лестью «беззащитной козы». На эту тему сохранилась басня — одна из самых длинных шумерских басен, весьма напоминающая Эзоповы басни: «Лев схватил беззащитную козу. „Отпусти меня, (и) я дам тебе овцу, одну из моих подружек!“ (сказала коза). „Я отпущу тебя, но (сначала) скажи мне твое имя!“ (сказал лев). (Тогда) коза ответила льву: „Разве ты не знаешь моего имени? Меня зовут „Ты мудрец““! Когда лев дошел до овчарни, он прорычал: „Вот я пришел к овчарне и отпускаю тебя!“ Коза (уже из-за ограды?) ответила, ему: „Да, ты меня отпустил! Но разве ты мудрец? Я не только не дам тебе овцу (которую я обещала), но и сама не останусь с тобой!“»

Сохранилась шумерская басня про слона. В ней слон выводится хвастливым животным; его «ставит на место» самая маленькая из пичужек — крапивник: «Слон хвастался (?), говоря о себе так: „Нет подобного мне в мире! Не…!“ (здесь текст разрушен до конца строки, но можно предположить, что фраза была примерно такая: „Не пробуй равняться со мной!“) И (тогда) в ответ ему крапивник сказал: „Но ведь и я, как я ни мал, был создан точно так же, как и ты!“»

Осел, как известно, служил основным упряжным и вьючным животным в древней Месопотамии. Добродушно подшучивая над ним, шумеры создали образ медлительного и зачастую глупого создания, сходный с образом осла в европейской литературе. Основная особенность осла — поступать диаметрально противоположно тому, чего требует от него хозяин.

Вот несколько примеров: «Его надо тащить (силой) в пораженный мором город, словно вьючного осла».

«Осел сожрет и свою подстилку!»

«Твой беспомощный осел потерял всю скорость! О Энлиль, твой беспомощный человек потерял все силы!»

«Мой ослик не создан для быстрого бега, он создан для того, чтобы орать!»

«Осел опустил голову, а хозяин похлопал его по морде и говорит: „Пора встать и уйти отсюда. Скорей! Шевелись!“»

Иногда осел сбрасывал свою ношу, и его за это нещадно ругали: «Сбросив свой вьюк, осел сказал: „Старые проклятия все еще наполняют мне уши!“»

Случалось, что осел убегал от своего хозяина и не возвращался. Вырвавшийся на волю осел послужил темой для любопытных сравнений в двух поговорках. Вот первая: «Как сбежавший на волю осел, мой язык не повернется вокруг и не вернется вспять».

А вот вторая: «Сила юности покинула мои чресла, как сбежавший осел».

В некоторых изречениях упоминаются неприятные физиологические особенности осла, например: «Если бы нашелся осел, который бы не смердел, такому ослу не понадобился бы погонщик».

И, наконец, сохранилась поговорка про осла, в которой есть любопытный штрих, характеризующий нормы поведения. Звучит она так: «Я не стану жениться на трехлетней, как это делают ослы!» Здесь явно порицаются слишком ранние браки.

Что касается лошади, то одна шумерская басня совершенно неожиданно дала новые сведения о самом раннем периоде одомашнивания коней. В этой басне впервые, насколько нам известно, упоминается верховая езда. Правда, таблички с текстом басни относятся приблизительно к

1700 г. до н. э., но поскольку тот же текст обнаружен и на большой табличке из Ниппура и на школьной табличке из Ура, относящейся примерно к тому же периоду, можно смело предположить, что сочинена эта басня была гораздо раньше. Такой вывод подтверждается не только распространенностью этого текста, но и тем, что он вошел в один из школьных сборников пословиц и поговорок. Поэтому вполне вероятно, что шумеры умели ездить верхом за две тысячи лет до нашей эры, хотя наиболее древнее упоминание о верховой езде письменно зафиксировано на триста лет позднее.

Басня про лошадь звучит так: «Сбросив всадника, лошадь сказала: „Если всегда таскать на себе такой груз, можно и обессилеть!“»

В другой поговорке упоминается о потливости лошадей: «Ты потеешь, как лошадь, — это (выходит) все, что ты выпил!» Здесь почти дословное совпадение с разговорным английским выражением «to sweat like a horse».

Про мула сохранилась всего одна поговорка, но любопытно, что в ней идет речь именно о происхождении этого животного: «О мул, кто тебя признает — твой отец или твоя мать?»

Интересно отметить, что свинья отнюдь не считалась у шумеров «нечистым» животным: в поговорках и баснях свиней закалывают для еды чаще всех других животных!

Вот один пример: «Откормленную свинью должны были заколоть, и тогда она сказала: „Это все из-за пищи, которую я съела!“»

А вот второй: «Он дошел до крайности (?) и тогда заколол свою свинью!»

Или еще: «Мясник, торгующий свининой, резал свинью и приговаривал: „Ну, чего ты визжишь? По этому пути уже отправились твои отцы и деды, и ты пойдешь следом за ними. (И все-таки) ты визжишь!“»

До сих пор не обнаружено ни одной шумерской басни про обезьяну, но существует одна поговорка и шуточное письмо от обезьяны к своей матери. Оба эти текста свидетельствуют о том, что обезьяны развлекали зрителей в шумерских «домах музыки» и что о них не слишком хорошо заботились.

Поговорка гласит: «Весь Эриду процветает, но обезьяна из „большого дома музыки“ роется в отбросах!»

А в шуточном письме говорится следующее:


Лусалусе, «моей матери», расскажи!
Вот что говорит обезьяна:
Ур — превосходный город бога Нанны,
Эриду — процветающий город бога Энки,
Но я сижу за дверьми «большого дома музыки»,
Я должна питаться отбросами, — не дай бог от этого умереть!
Мне не достается ни крошки хлеба, мне не достается ни капли пива,
Пришли мне гонца (с посылкой), да поскорее!

 

Очевидно, обезьяна из «большого дома музыки» города Эриду, процветавшего порта на озере в юго-восточной части Шумера, голодала и была вынуждена отыскивать себе пищу на городских свалках. По неизвестной причине злоключения бедного зверька вошли в поговорку, и вполне возможно, что какой-то склонный к сатире писец превратил эту поговорку в шуточное письмо к «матери» обезьяны (имя «Лусалуса», видимо, означает «обезьяний человек»). Это «письмо», судя по тому, что до нас дошли по крайней мере четыре его копии, сделалось своего рода классической литературной миниатюрой, в то время как первоначальная поговорка вошла лишь в один сборник пословиц и поговорок.

 

Конечно, шумерские экзерсисы трудно назвать баснями, они далеки от привычных нам форм. Однако, жанр басни уже проклевывается. Склонна согласиться с исследователем.

Прелюбопытный материал, Лена! Спасибо!

Когда в товарищах согласье есть, на лад дела у них идут неумолимо :))). Каждый делает то, что ему любо в нашей компании, Володя, и то, что интересно остальным, и из этих частей складывается прекрасный общий результат. Вот Лена у нас литературовед-профессионал, журналист  и ас своего дела, благодаря ее стараньям мы продолжаем самообразованье. И так мы все находим здесь, на Острове, свои ниши.

Мне любо искать духовные корни каждого явления, смотреть подспудные причины-следствия... Это мой профессиональный интерес, но интересно мне не только это, еще и многое другое.

А вот через линию баснописцев, начиная от шумерийцев через Эзопа, Лафонтена, Крылова... Маяковского, хоть он и не баснописец, також и Маршака, до современных авторов иже с Вами, Володя, сообщаются обществу в образной, легкоусвояемой форме  моральные предписания, правила о том, как поступать следует, а как не следует, или что такое хорошо и что такое плохо. Если правила эти верно найдены - басня будет жить столетиями и тысячелетиями даже. Приходя снова и снова через разных авторов, она будет переводиться, видоизменяться, обновляться, при этом сохраняя свою суть.

Если правило временное, созданное из ума, а не в Боге - то оно послужит немного и умрет, как бабочка-однодневка. Вот как эти шумерские истины, которые были верны лишь для одного поколения.

Посему низкий мой поклон Крылову - чту его за то, что верное и вечное нашел и возродил для русскоязычного общества. Каждый ребенок легко выучит и будет помнить строчки его басен, и бессознательно будет опираться на их истины, выбирая, как ему в жизни поступить.

Потому что моральные предписания нужны, и еще долго будут нужны обществу - пока не разовьется собственный дар различения у всех, а это еще очень не скоро.



Аделина сказал(а):

, а это еще очень не скоро.

....................

И будет ли вообще,Аделиночка...

Не помню есть ли моя тут басня... но щас сюда скину

ИСТИНА



…Не тратьте времени напрасно
На то, чтоб всем всё стало ясно!
Когда б все тайны разгадать,
Глядишь – и звёзды все погаснут!

Собрались звери тему обсуждать –
«Рождённым ползать – не дано летать!»
Кого обидел Зевс, да и за что?
Понять не может истину никто!

Пока над прописною истиной тужили,
Охотники зверей – и окружили!..

У многих истин, что без «дна» —
Начала нет и нет конца.
Неоспорима лишь Одна –
ЧТО БЛАГОРОДНА ЦЕЛЬ ТВОРЦА!



 А можно ли мне сюда поместить детские стихи?

Ответить на обсуждение

RSS

Дни рождения

Дни рождения завтра

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ