Остров Согласия

ПОЗНАВАЯ СЕБЯ, ТЫ ПОЗНАЕШЬ ВСЕЛЕННУЮ!

Мой отец еще в позапрошлом году написал свои военные воспоминания. Мемуары, можно сказать. Даже научился ради этого печатать на ноутбуке. Ох, как сложно дался ему труд освоения ноута. Но папа добился своего...

Потом я правила, потом мы отослали его текст в газету "Красная Звезда". Ответа не было, а он так его ждал!

Самое малое, что я могу сделать - это напечатать его воспоминания здесь, на Острове. Что я и делаю.

Представления: 10357

Ответы на эту тему форума

Живые воспоминания, сцены прямо встают перед глазами. А что было дальше? Ждем продолжения, Лена. Папе большой привет!

Спасибо, Передам!

4.

В этот же день я продолжил свою работу в Архангельском лесничестве в качестве техника лесокультур, но в связи с обстоятельствами приходилось делать и другие работы -лесничество выполняло и военные заказы. Мы делали из твердых пород древесины ободки для снегоступов. 
Время моего призва еще не наступило.

Первую повестку я получил в ноябре 1941 года, но тогда я был в командировке,отводил лесные делянки для колхозов и частных лиц. Вторая повестка, уже по моей просьбе, пришла в январе 1942 г. Мне еще не исполнилось 18 лет, но я упросил, уговорил Военкома, к тому же все мои друзья призывались в январе.Точную дату  призыва я не помню, но в личном деле записано 20 января 1942 года.
Утром 20 января 1942 года в назначенный пункт нас призывников собралось всего 12 человек, все 1923 г.рождения. Тут же были две повозки "розвальни", наполненные соломой. Стояли ужасные морозы -32 - 36 градусов. Нас окружали провожающие родители и знакомые. Я был назначен старшим группы, мне были вручены все документы на команду. Нам предстояло ехать на повозках до ж.д.станции Карламани, далее до ж.д.ст.Уфа - 50 км. Уже вечером мы вечером оказались на вокзале Уфы. Вокзал был переполнен военными и призывниками. На подходе к городу, при пересечении ж.д.моста можно было увидеть картину огромного единого здания: на склоне горы дома расположились террасами, и в эту ночь они светились единым домом.

В помещении вокзала я забрался на скамейку и сделал перекличку. Перекличкой же всех призывников занимался старший лейтенант. По номеру вызвали и нашу команду, а, проверив,приказали ожидать.Вскоре последовала команда "ВЫХОДИ СТРОИТЬСЯ!" Построили нас в порядке номеров команд.Примерно в 12 часов ночи мы тронулись в путь. Куда? Неизвестно.Шли всю оставшуюся ночь. Утром оказались в г.Черниковка в 25 км.от Уфы. Здесь нас разделили по группам и приказали копать котлованы для станков. Здесь же мы узнали, что именно сюда эвакуирован Кировский завод из Ленинграда.

Работники этих заводов с семьями жили в палатках. Как ни старались мы сохранить единство архангельцев, нам этого не удалось. И все же мы трое: Сашка Чернов, Сашка Пивоваров и я оказались вместе. Нас разместили в дощатом бараке, и в этот же день мы приступили к рытью котлованов для станков. Питание было плохое, работали по 12-14 часов. И так до конца февраля 42 года. В феврале нас троих направили в Гурьевское минометное училище. С конца февраля начались регулярные занятия. Изучали мы в основном 42 мм миномет. Но и тут было не все так, как хотелось бы.

В связи с наводнением, реки Урал, мы работали и на укреплении дамбы. Но занятия по специальности все же продолжались. И, конечно, мы чему-то научились. Мы готовили данные для стрельбы, научились строить фортификационные сооружения, практически стрелять из карабина, занимались тактикой современного боя... Как-то раз, работая на укреплении дамбы, я обратил внимание моих друзей, что вдоль дамбы, казалось с невероятной скоростью для ГАЗа, неслась, поднимая пыль, машина. Иногда она останавливалась. И уже у штабной палатки, водитель что-то передал командиру. Последовала команда: сдать шанцевый инструмент и строиться.

Ждем продолжения!

У вашего отца литературный дар. За кажущейся простотой изложения, скрывается нечто большее. Передавайте ему большой привет и благодарность.

Спасибо. Мне еще  кажется, что за каждой строчкой ощущается его, отца, мощная энергетика. Она и помогает некоторым корявым фразам читаться глубоко и проникновенно. Пишет он объемно, не плоско.

5.


Мы прошли километров 50, и уже утром нас вновь построили. Последовала команда: курсанты 1923 года рождения десять шагов вперед. Сомкнись! И повели нас в столовую, где для нас был приготовлен пир: и все же такого завтрака мы не ожидали - макароны с мясом! При этом официантки подходили к каждому и предлагали добавку. Некоторые курсанты переусердствовали, последствия были плачевны.

Затем нас вновь построили и под марш оркестра отправили на вокзал, где нас погрузили в товарный эшелон. Через несколько часов наш поезд тронулся в неизвестном направлении.

Впервые мы почувствовали запах войны при прохождении эшелона через Москву. Город был мрачный, без огней, на небе гондолы с висячими сетями, небо темное, далеко не приветливое. В эту же ночь эшелон покинул Москву и остановился на путях вблизи Можайска.

ФОРМИРОВАНИЕ 258-й Стрелковой Дивизии.
= ======================

Последовала команда "Выйдти из вагонов". Прошли почти 15 километров и остановились в лесу. Началось распределение курсантов по частям и подразделениям.Моих друзей сразу зачислили в 76-мм батарею 999 сп. Меня хотели направить в пехоту, но я заупрямился. И это неудивительно, ведь я, несмотря на мой рост 176 см., был худой и выглядел слабым. Но за меня вступились мои друзья Сашки, и меня направили в ту же батарею. Формирование С.Д. длилось до конца июля. Затем марш-бросок на 120 км. Нам, артиллеристам, было легче, всю амуницию мы погрузили на лафеты орудий, пехота шла намного тяжелей, особенно минометчики и пулеметчики: они все несли на себе. Питались мы плохо,чтобы компенсировать калории мы собирали грибы и колоски ржи (рожь была рядом, росла вдоль дорог).
Вот таким способом нам иногда удавалось утолить голод хотя бы частично.

Надо же, какая память у папы: все детали помнит. Или правда, что пожилые люди отчетливо помнять далекое прошлое, но забывают вчерашний день?

Думаю, что это свойство войны: любые детали, дни, события врезаются в память навсегда. Жили люди в то время в очень высоких вибрациях, потому и скучают по незабываемым ощущениям. Мы сами ведь хорошо помним состояние в высоких вибрациях. А у них такой уровень состояния и сознания сохранялся годами.

6.

СТЕПНОЙ ФРОНТ
---------------
Первое боевое крещение мы получили на Степном фронте в составе 258 С.Д.в районе ж.д.станции Котлубань в 50-60 км.от Сталинграда. Немцы прорвали нашу линию обороны на участке 4-6 км. и вышли к Волге. Задачей нашей дивизии было ликвидировать прорыв и восстановить линию обороны. Наша батарея разместилась за балкой для ведения огня по противнику с закрытых огневых позиций. Комбат находился с группой подготовки огня и наблюдателями,эти данные передавались на батарею и она вела огонь по обнаруженным целям противника.Кони вместе с ездовыми находились в лощине балки. Здесь я впервые получил ранение в правое плечо,но от госпитализации отказался ,рана была незначительной,и я каждый вечер с наступлением сумерек ходил на Полковой мед.пункт на перевязки.Рана быстро заживала.

Запомнил дату - 24 августа 42-го на батарею прибыл майор из штаба дивизии и диким криком обругал Старшего на батарее "Там (указывая в сторону противника) пехота обливается кровью, а вы сидите здесь на закрытых позициях..., немедленно выдвигайтесь на прямую наводку и огнем поддержите пехоту!" Накинув лямки через плечо, мы покатили орудие (я здесь пишу только о своем расчете) вперед. Как только мы вышли на открытую местность по нам был открыт шквальный огонь из минометов противника. Первым вскрикнул командир орудия, он медленно опустился на землю, я заметил у него на виске каплю крови, она была роковой, командир был мертв. Мы быстрее покатили орудие вперед, чтобы укрыться за сгоревшими танками Т-34,но шквальный огонь противника не позволил осуществить наш замысел.

Вторым закричал и закружился, Саша Пивоваров,а уже через 1-2 минуты дико вскрикнул и я, развернувшись от удара на 180 градусов. Сделав себе перевязку я почувствовал облегчение,хотя повязка тут же окрасилась кровью. Идти я мог. Мы в месте с Сашей Черновым помогали Пивоварову медленно двигаться на Полковой мед.пункт. Одна деталь: немцы якобы, не стреляют по идущим в тыл раненым, так оно было и в этот раз. На Полковом мед.пункте, медсестры,обработав нам раны, усадили на освободившиеся от боеприпасов машины с другими ранеными. Мы тронулись в путь.

Примерно через 30-40 минут я ощутил давящую на меня тишину но не ощутил радости, кроме одной - радости, что я живой. Примерно через 2-2,5 часа нас привезли в полевой госпиталь под открытым небом. Насколько охватывал глаз, везде видны были развернутые носилки и значительная часть из них была занята ранеными, слышны были стоны и крики: "Сестра, воды, курить, больно..."

В начале под общий хор я тоже стонал а потом подумал: "ведь не так уж и больно..." и перестал.

Вот и началась война всерьез... даже оторопь берет. Думаю, что и вспоминать-то это было страшно.

Мой дед Аввакум, мамин отец, прошел всю войну минометчиком, вернулся с ранениями и контузией и кучей орденов и медалей. Но не любил вспоминать об этих страшных страницах своей жизни - замолкал и ничего не рассказывал. Остались теперь только медали после него.

Здорово, что папа твой, Лена, написал эти странички, это надо нам всем знать.

Мой тоже никогда не вспоминал вслух. А вот написать (по моей просьбе он начал записывать военные воспоминания еще года четыре тому назад) решился. Я перечитывала и просила: еще подробнее, еще откровеннее. Важны не факты, а чувства, ощущения.

Тексты его я почти не правлю - только ошибки и опечатки. Пусть иногда немного коряво, но так он написал. Сам.

RSS

Дни рождения

НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ

ПОИСК ПО САЙТУ

Подпишись на обновления сайта:


 АВТОРСКИЕ ГРУППЫ